17.01.2022

Вход

Реклама

24-го мая стало известно, что СБР больше не нуждается в услугах одного из лучших мировых специалистов биатлона - Валерия Николаевича Польховского. Далее вашему вниманию представляются ответы бывшего старшего тренера женской сборной России по биатлону на вопросы посетителей www.skisport.ru.

(Последняя часть интервью, состоящая из ответов на вопросы Никиты Кузина, Ирины Япаровой, Юрия М и Константина Говорусского, будет добавлена позже. Следите за обновлениями...)

Valentin R (Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.) , 25-05-2007 12:42
- Здравствуйте Валерий Николаевич. Спасибо вам огромное за работу с нашей замечательной женской сборной. Наблюдая со стороны сложно понять, что же было истинной причиной вашего противостояния с Тихоновым. Гораздо более резко, на мой взгляд, против АИТ выступал Аликин, нежели вы. Не могли бы вы озвучить истинные мотивы конфликта? Какие финансовые и организационные вопросы стали камнем преткновения?


- Я неоднократно задавал вопрос Александру Ивановичу Тихонову, в чём кроется причина его предвзятого ко мне отношения. Он однозначно всегда отвечал: «Ты знаешь, в чём причина». Я с полной ответственностью заявляю, что ума не приложу, о чём идёт речь. Перед ним у меня совесть чиста. Когда у него были тяжёлые моменты в жизни 5-7 лет назад, я был рядом с ним. Лично мне кажется, что, прежде чем обижаться на что-то, для меня не понятное, можно было бы и прошлое вспомнить. Он всегда мог на меня положиться, пока наши отношения не испортились.

Всё к этому шло ещё с октября 2004 года. Тогда я почувствовал, что в работе у нас появляется некая несогласованность. Я не верил, что всё это может привести к таким последствиям, потому что с командой я работал добросовестно, полностью отдавался своей работе. Особенно его плохое отношения ко мне начало проявляться на чемпионате мира в Хохфильцене в 2005 году, когда уже конкретно всем было видно: то, что делаю я, Тихонову не нравится.

Между тем я выполнял свою работу, так, как считал это нужным. Мне всегда казалось, что если я работаю тренером сборной, то меня должны ценить, в первую очередь, как специалиста, а не по тому принципу, услужливый я или нет. Во главу угла должны быть поставлены именно результаты, что я и пытался добиваться постоянно, а не что-либо другое.

Что касается финансовых вопросов, то я ими никогда не занимался. Контракт с «Мечелом» был заключён напрямую с СБР, а именно с президентом Тихоновым, и я всегда говорил Александру Ивановичу: «Президентом-то являетесь вы». Все финансовые потоки проходили через него. Мне же ни копейки не поступало от «Мечела». Денег у меня не было, деньги были – в СБР!

- Сейчас главным тренером назначен Селифонов, с которым вы работали рука об руку долгое время. Наверное, это сложно комментировать, но если можно, то скажите, означает ли это, что не все были недовольны условиями в сборной?

- Не очень хорошо понял, что имел в виду автор вопроса… Могу сказать, что с Александром Александровичем мы работали достаточно много: в районе пяти лет. Команду он знает хорошо, так же как и хорошо знает систему подготовки, по которой мы шли. Что сказать?.. Раз человек взял на себя такую ответственность, то, значит, он уверен в своих силах. Дай Бог, чтобы у него всё было хорошо. Хочу пожелать своему коллеге только удачи, и чтобы у него всё получалось, по крайне мере, не хуже, чем в прошлые годы.

Насчёт недовольства… Я считаю, что в этом году команда была, как никогда, дружная и сплочённая. Помимо тренерской работы, в сборной я отвечал также за всевозможные организационные вопросы и могу точно заявить: проблем никаких не было. Что вокруг – это другая сторона медали... Ещё раз повторюсь, что внутри команды было всё гладко.

- Вы сказали, что раз Александр Селифонов взвалил на себя этот груз ответственности, то он уверен в своих силах… Разве он сам принимал решение? Ведь такие решения принимаются Исполкомом и лично Александром Ивановичем Тихоновым, не так ли?

- Да, это так. Но ведь этот вопрос, прежде чем он был вынесен на голосование, наверняка обсуждался в личной беседе. Ему сначала предложили, и он согласился. На Совете СБР он был уже готов к этому, потому что такие решения не могут сваливаться как снег на голову. Для меня это тоже не стало новостью. Я давно знал, что Александр Иванович Тихонов роет подо мной землю. Он предлагал стать старшим тренером и Гурьеву, и Загурскому, и Селифонову... Кто-то из этих тренеров подходил ко мне, кто-то молчал и держал всё в тайне. Вот, Александр Александрович, подошёл и всё сказал. А что молчать-то? Зачем это скрывать - не понимаю. Я же не хватаюсь за это место как клещ! Просто мне нужно понять: если от меня хотят избавиться как от непрофессионала, то я категорически не согласен. Для любого тренера результат – это количество завоеванных медалей и ничего больше. Если же по какой-то другой причине, то, будьте добры, объясните, по какой.

Олимпийский год у нас прошёл очень неплохо. А в 2007 году произошла смена поколений, некоторые девочки ушли по разным обстоятельствам, многие решили стать матерями, и что? Нам теперь их за это винить? Да, надо было выходить из этого положения. Мы знали ближайший резерв и с ним работали. У нас почти 80 процентов основного состава пропустили сезон! Помимо наших опытных, закалённых в боях спортсменок, в декрет ушли ещё Юлия Макарова, Настя Шипулина… И покажите мне ещё хотя бы одну команду в мире, которая в такой ситуации с отсутствием всех сильнейших заняла бы второе место в общем зачёте КМ! Нет такой команды! С такой сменой состава предъявлять претензии к нам – это просто необъективно.

Я считаю, что мы выступили достойно в той ситуации, в которой оказались. Хотя, когда я начинал сезон, я знал, что ко мне будут претензии в конце зимы, потому что, возможно, у нас не будет медалей. Просто некем будет их завоёвывать! Неужели это обстоятельство не стоит рассматривать?

Да и потом на многие достижения девчонок просто часто не обращают должного внимания. Почему девушки сначала показывают результат, ими все гордятся, а потом, когда результат показать не удаётся, об них все вытирают ноги? Когда в начале сезона Мальгина, Анисимова, Булыгина и другие стояли на пьедестале, вся Россия им рукоплескала, и руководство СБР было довольно. Потом все всё резко забыли. Как что плохо – так сразу Польховский виноват. То же самое и с Анной Богалий… Она вернулась в спорт после отпуска, и не всё у неё сразу начало получаться, но зачем же её «полоскать» из-за этого в конце сезона, на чём свет стоит? Она герой на сегодняшний день! То, что она сделала в Турине на эстафете, нельзя так быстро забывать. В других странах её бы долго благодарили за такое выступление, а у нас… Разве так можно?

Она готова в этом сезоне снова работать! И я говорил об этом на тренерском совете, и дал гарантию, что с 1 июня Аня приступит к тренировкам. Видимо, всё это не могло устроить Исполком, который, кстати, не то, что ко мне, он даже к результатам тренерского совещания не прислушивается. А лично для меня это - высшая оценка. Оценка профессионалов, мнением которых я дорожу.

- Велика ли разница в ваших с Александром Александровичем тренировочных концепциях? Или тот факт, что вы проработали так долго вместе, говорит о том, что видение тренировочного процесса у вас одинаковое?

- У каждого тренера есть своё видение вопроса. Он выражал своё мнение, которое не всегда было похоже на моё, но это были обычные «рабочие» моменты. Решения мы всё равно принимали вместе, они устраивали и меня, и его, и всегда все вопросы закрывались до начала тренировки.

- Как вы думаете, чем было продиктовано решение СБР поставить во главу женской команды именно Селифонова, а не Гурьева или Загурского?

- Наверное, тем, что он больше работал в женской команде, больше знает девчонок. Может быть, и чем-то другим… Но тогда я не знаю, чем именно.



Алекс Панфилов (Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.) , 25-05-2007 13:17
- Уважаемый Валерий Николаевич! Скажите, пожалуйста, как вы охарактеризуете своего преемника? Считаете ли вы, что он готов возглавить главную команду страны? Какие перспективы видите в сложившейся ситуации для сборной (молодежь вы подтянули, испытанные бойцы готовы вернуться)?


- Опыт у него есть. Время покажет. Я считаю, что он должен справиться. Какие перспективы?.. Я считаю, что молодёжи нужно много работать, и тогда мы обязательно увидим их на пьедестале. В этом году они показали, на что способны, но для того, чтобы закрепить мастерство, которое они достигли, надо трудиться в поте лица. С другой стороны, команде будет полегче за счёт того, что планируют вернуться Альбина Ахатова и Ольга Зайцева, а также зимой к команде должна присоединиться Ольга Пылёва.

- Как сложатся ваши личные отношения с новым тренером женской команды? Считаете ли вы, что этот человек "подсидел" вас или это меньшее из зол в данной ситуации?

- Я не думаю, что «подсидел». Мы были вместе, ему предложили - он согласился. Со мной Александр Александрович не советовался. Он просто говорил, что ему предлагали. В принципе, он взрослый человек и сам может принимать решения, поэтому советоваться, наверное, здесь не обязательно.

Всё-таки в качестве примера я бы хотел здесь сказать о том, как происходит смена тренерского поколения у наших конкурентов, сборной Германии. Я разговаривал и с Мюссиганом, и с Бёзе, после чего понял, что у немцев всё намного цивилизованнее. Так вот и одному, и другому после Турина было предложено уйти в отставку, но Мюссиган сказал, что будет работать до Ванкувера. Тогда федерация уговорила Бёзе проработать ещё один год, но параллельно спокойно уже готовили нового тренера, его преемника. Знал об этом и Бёзе, знал об этом и Мюссиган. Будущий преемник ездил всё время с командой, набирался опыта, советовался со всеми…

Я ещё, помнится, Бёзе говорил: «Харальд, давай поработай ещё чуть-чуть. Что ты Мюссигана бросаешь?». Он тогда мне отвечал: «Нет, я уже принял решение». Вот… Не то что у нас. У нас этой проблемой никто не занимается. Убрали тренера, вытерли об него ноги и взяли другого…

Вообще не подумайте, что я тут плачусь. Мне Елена Вайцеховская из «Спорт-Экспресса» позвонила сразу после того, как стало известно о моей отставке, но я отказался от интервью. Извинился и сказал, что не хотел бы лить грязь. А потом на утро проснулся, почитал утренние газеты, посмотрел в Интернет... Я увидел совершенно необъективные высказывания в свой адрес, почему и решил всё-таки «встать на трибуну» и высказать всё, что я думаю. Я считаю, что все обвинения, прозвучавшие в прессе со стороны Александра Ивановича Тихонова в мой адрес, совершенно неоправданны. Я всегда старался нигде не выступать, не выносить сор из избы, потому что не вижу смысла выдавать на суд общественности факты, которые являются сугубо внутренними делами биатлона, но сейчас я не могу молчать и не хочу быть облитым грязью ни за что!

Я прошёл все этапы – тренерское совещание, исполком, наконец, совет, на котором я узнал о своей отставке - и ни на одном из этих этапов мне не ставили в вину то, что сейчас заявляет президент СБР.

27 апреля меня пригласили на тренерское совещание. Я представил подробный отчёт по прошлому сезону, перспективы развития, недостатки в работе и пути их преодоления. Там был задан ряд вопросов, на которые я ответил. Нерешённых вопросов просто не было! И Маматов мне задал вопрос по тренировочным планам, на которые я также с радостью ответил. Тренеры также принимали активное участие в совещание, и, в принципе, оно прошло плодотворно и интересно. Не удивительно, что после этого оценка была дана «удовлетворительно». В таких случаях даются только две оценки: «удовлетворительно» и «не удовлетворительно».

11 мая меня пригласили на Исполком СБР. Опять я предоставил отчёт, предоставил список спортсменов, которых хотел бы видеть в сборной и попросил расширить этот список до 9 человек. «Давайте решать вместе», - сказал тогда я, потому что все кандидаты были примерно равны по силам, и не хотелось бы оставлять кого-то за чертой команды. Но моё предложение проигнорировали. Также на Исполкоме я предоставлял тренировочные планы, согласно которым подготовительный период должен был начаться с мая, но Алексашин заявил, что с мая – это рано, и был установлен новый срок - с июня. На этот счёт у меня тоже есть своё мнение… Но дело не в этом. Просто уже май на дворе, а мы всё разгоняемся. Лыжники уже давно на сборах, а мы всё дома сидим, а результат нам нужно показывать в одно и то же время - зимой. Главное заключается в том, что прямо на заседании Исполкома из-за этого мне пришлось перекраивать всю подготовку сборной команды, после чего Александр Иванович в одном из интервью сказал, что у меня бардак в документах. Знаете ли, это не у меня бардак! Это вы у себя там разберитесь!

В прошлом году написали комплексно-целевую программу, утверждённую Росспортом… Но у нас ведь есть Маматов, который считает себя экспертом №1. Ему до этого Росспорта, по-моему, нет дела. Мы в этом году сделали ровно столько, сколько нужно было, согласно плану. Я 30 минут рассказывал всё, пояснял, а Маматов мне всё говорил: здесь неправильно, здесь мало в 4-й зоне написано, здесь тоже нехорошо. Потом говорит: «Вот, у вас гонка 10 километров, и 20 километров… Разве можно так под них писать тренировочный план?».

Я сижу и не могу его понять... Говорю: «Вообще-то, Виктор Фёдорович, я работаю с женской командой, у нас нет гонки 20 километров - у нас гонка 15 километров», на что он ответил: «А, я забыл!». Я не понимаю. Если человек серьёзно относится к делу и пришёл обсуждать план подготовки, то неужели нельзя хотя бы запомнить, что я работаю не с мужчинами, а с женщинами - отсюда и отношение к плану совсем другое должно быть! Нагрузки ведь разные!

И я всегда говорил и буду говорить, что сезон прошёл у нас с девчонками успешно: появились новые имена, и это должно быть приятно для российского биатлона. А для СБР, видимо, - не очень.

Одни только фамилии Юрьева, Моисеева, Булыгина говорят о многом. После первой эстафеты, которую Катя Юрьева просто провалила, она собралась и прогрессировала от старта к старту вплоть до самого конца сезона. Было видно, как с каждой гонкой она прибавляет. Татьяна Моисеева тоже всегда была на 60-х местах, а в этом году два раза поднималась на пьедестал. Анна Булыгина - спортсменка очень сильная. Да, у неё 4-е места, но это ведь не 24-е и не 34-е!

Да, ЧМ, у нас получился провальным по эстафетным гонкам, но это спорт, это жизнь, это борьба. Немецкая команда, например, провалилась на Олимпиаде… Рано или поздно с нами тоже должно было такое случиться. В любой команде есть взлёты и падения. Я ни в чём не виню Ольгу Анисимову. Она очень хотела принести пользу команде, но сказался недостаток опыта.

Во время работы в сборной я вникал во всё: в патроны, в лыжи, в структуру, в смазку. Я с утра до вечера пахал, не побоюсь этого слова. И после этого я вижу такие высказывания в прессе... Я готов работать 24 часа в сутки и вы, Александр Иванович, тоже не просто говорите, а возьмите, встаньте и поработайте! Тогда я вас зауважаю. Я преклоняюсь перед теми людьми, которые делом всё доказывают. Взяли и сделали. А что сделал Тихонов за свой президентский срок? Ведь всё, что он делает, он делает чужими руками, а не своими! Если проанализировать его деятельность после переизбрания на очередной срок, то первый его шаг – это моя отставка. Заметьте: он всё руководит и руководит, а меняются только тренеры. Может быть, дело не в тренерах? Если что-то не получается, то Польховский-то тут причём? Неужели он завалил всю команду? У нас в стране демократия, и спортсмены уже давно бы высказали своё мнение.

Даже Вячеслав Фетисов золотые слова однажды произнёс: «Самое главное в спорте – это спортсмен и тренер. Все остальные – помощники». Я с ним абсолютно согласен. На мой взгляд, это высказывание очень профессиональное и точное, но не применительно к СБР… Здесь не принято бережно относиться к спортсменам и тренерам.

Я считаю, что команда, которой я руководил, сделала сама все медали на ОИ. Именно мы все вместе. Не я один. Да, не без помощи Росспорта и «Мечела». Все деньги на подготовку мы получали только от этих двух компаний. Даже в этом году, когда у нас такая ситуация возникла, «Мечел» профинансировал все наши расходы. Все получали зарплату:15 человек, включая тренеров, сервисменов, массажистов. Надо сказать спасибо «Мечелу» за то, что они за какую-то сомнительную рекламу вваливают такие деньги! Подумайте - для чего? Для того чтобы наш российский биатлон развивался, был всегда на высоте!



Василий Ленинградский (Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.) , 25-05-2007 13:19
- Валерий Николаевич, правильно ли я понимаю, что теперь Вам остается только выбрать федерацию биатлона практически любой страны и заключить с ней трудовое соглашение. Мне кажется, что Белоруссия, Финляндия, Швеция, Австрия, Словения и т.п. с удовольствием примут любое Ваше предложение. Что думаете по этому поводу? Спасибо.


- Пока я не знаю, что буду делать дальше, потому что немного времени ещё прошло... Но надо сказать, что предложения уже были. Время покажет, какое решение я приму. Но, откровенно говоря, мне не хотелось бы работать на другую страну, потому что я всегда трудился только на благо России и российского биатлона.

- А от кого поступали предложения?

- Пока я хотел бы держать это в секрете, но не подумайте, это не какая-нибудь бравада - звонки действительно были. Кстати, многие просто звонят, поддерживают, говорят «держись, мы с тобой!». Например, недавно позвонил знакомый генерал из Уральского ФО и говорит: «Знай, что ты всегда можешь на меня положиться. Моё плечо всегда рядом с тобой».



Лана Лебедева (Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.) , 25-05-2007 13:28
- Валерий Николаевич, прежде всего, хотелось бы выразить Вам искреннюю благодарность за Вашу работу в сборной. За то, что прошедший сезон, несмотря на временное отсутствие сразу 4-х ведущих спортсменок, стал удачным. Большой спасибо Вам и всем нашим девочкам. А вопрос такой - существует ли какая-либо возможность Вашего возвращения в сборную, может быть, в качестве личного тренера кого-то из девочек, или консультанта? Или же это исключено?


- Лана, спасибо большое за оценку моего труда. Пока я не ушёл из спорта, меня пока только отстранили от работы со сборной, но это не значит, что от российского биатлона. Мне надо подумать, всё взвесить… Решение принимать мне очень сложно. У меня уже была такая ситуация в 1999 году, когда Виталия Николаевича Фатьянова просто сняли с поста старшего тренера, и в знак солидарности с ним с поста второго тренера ушёл и я. Об этом, наверное, мало кто знает, но это факт. И Хованцева тогда тоже сняли… Я понял, что и меня снимут рано или поздно, поэтому тогда я вышел перед залом после того, как меня выбрали вторым тренером, поблагодарил коллег за доверие, но сказал, что в такой ситуации работать попросту не смогу. Сказал «до свидания» и ушёл из зала. Три года потом я занимался другими делами, не пропал же всё-таки. В 2003 году было новое возвращение, а теперь я опять оказался на той же развилке... Я буду пока думать, не буду делать скорых выводов, чтобы потом ни о чём не жалеть.

- А чем вы занимались те три года?

- Занимался бизнесом. Ситуация сложная была в стране, поэтому выживали все, как могли.

- Сейчас вы не видите себя в роли бизнесмена или кого-либо другого? Или всё –таки вы пока не сможете уйти так просто из биатлона?

- Нет, не смогу. Всё-таки эти долгие годы были прожиты всей душой в российском биатлоне, не дома ведь на печке я лежал... Поэтому мне будет сложно принять решения уйти в другую область. В любом случае пока мне нужно время для того, чтобы всё обдумать.

- Как вы думаете, могут ли ваши воспитанницы бойкотировать решение Совета СБР?

- Я ни в коем случае сам инициативу проявлять не буду. Я не имею попросту права на это. Надо сказать, что все они, в основном, считают, что решение Совета СБР - несправедливое. Ещё недавно их убеждали в том, что все будут на своих местах, тренерских перестановок не ожидается, а тут вдруг выясняется, что они теперь тренируются у другого тренера. Многие не понимают, как дальше быть. Не хочу приводить все высказывания, которые я слышал, чтобы на девочек не было никаких нападок… Мне очень хочется, чтобы у них дальше всё было хорошо. У многих все основные победы ещё только впереди.



юлия трухина (Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.) , 25-05-2007 13:43
- Уважаемый Валерий Николаевич!!! Как гром среди ясного неба прозвучало вчера известие о вашей отставке!! Вы - тренер с большой буквы! С чем планируете связать свою дальнейшую жизнь??? Есть ли возможность возвращения в сборную? И воспользуетесь ли этой возможностью, если она появится? Спасибо Вам большое!!! Надеемся еще увидеть вас в стане российской сборной!!!!


- Спасибо за добрые слова. Я уже немного об этом говорил: придётся пока отложить это решение. Надо всё хорошо обдумать. Если будет возможность вернуться в сборную… Я подумаю. Этот вопрос открытый. Настаивать на том, чтобы меня взяли обратно я, конечно, не собираюсь, но если во мне возникнет необходимость, то, скорее всего, не откажу.

Вообще, если бы я не понимал, что я мешаю СБР «работать», то для меня бы, наверное, известие о своей отставке тоже прогремело бы как гром среди ясного неба, потому что всё было сделано в "лучших традициях жанра". Не прошло и получаса, как меня выставили за дверь, словно маленького мальчика, и «без меня меня же и женили». Я вообще не понимаю, как такое может произойти. Ведь когда я сидел с ними вместе в зале, мне ни одного вопроса не было задано. Когда вручали подарки, я хлопал и радовался вместе с ними, был открыт для общения и готов был выслушать все претензии, если таковые были. Но Александр Иванович Тихонов неожиданно попросил всех тренеров удалиться … Почему никто не пригласил меня? Я бы ответил на все вопросы. Это был бы нормальный мужской диалог. Но ведь мне никто ни слова не сказал до этого, хотя большинство уже знали, о чём будет речь идти за закрытыми дверями.

Я не понимаю, как так можно поступить! Как можно решать судьбу биатлону, судьбу тренеров сборной самостоятельно, информируя их только об уже принятых решениях? Никто меня не выслушал даже, никто даже не включил моё выступление в повестку дня. Навешали на меня ярлыков, а почему поверили только одному исполкому, почему не поверили совещанию тренеров, и не дали мне защитить свою позицию? Я думаю, что каждого бы это задело!

Я не вхожу ни в тренерский совет, ни в исполком, ни в совет СБР. В этом году тренеры сборной России вообще никуда не входят. Вот такая вот ситуация... Как будто в этом зале решалась судьба какой-нибудь сборной команды Норвегии. Тренеры остались за закрытыми дверями, и судьбу биатлона вершили без них. Больше ничего добавить не могу… Это беспрецедентный случай.

Я полностью не согласен с тем, как со мной поступили. То, что они сделали за спинами, иначе как «по-свински» не назовёшь. Скажите, что, прошу прощения за грубость, не вышел рылом - я пойму. Скажите, что я вам не нравлюсь, но ведь не надо мешать мой результат работы, мой труд со своими симпатиями или антипатиями!

Могу только сказать, что если бы были какие-то объективные ошибки, то я бы извинился и признал бы свою вину, но на сегодняшний день я не вижу своей вины перед СБР и не вижу, в чём я допустил серьёзные промахи.



Константин Максимов (Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.) , 25-05-2007 15:13
- Валерий Николаевич, спасибо Вам! Вы доказали многими результатами, что являетесь тренером высшего уровня. Возможно ли в нынешней ситуации стать личным тренером какой-либо спортсменки (россиянки, разумеется)? Планируете ли дальше активно отстаивать свои позиции в борьбе с Тихоновым, который, как мне кажется, попросту погряз по уши во вранье.


- Если будут соответствующие обращения, то можно попробовать. А позиции я свои отстаиваю и буду продолжать отстаивать всегда. Тем не менее, смуту в сборную вносить не собираюсь, пусть они дальше работают…



Модест Соловьев (Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.) , 25-05-2007 14:53
- Аликина тоже задвинут. Но не сразу.


- Как можете прокомментировать это высказывание?

- Конечно, мужская команда очень сильно в этом году выступила. Ребята стали чемпионами мира, заняли первое место в общем зачёте Кубка мира. Ребята просто молодцы! Поэтому мне было крайне неприятно слышать, что, мол, ребята могли выступить и лучше. Возьмём в качестве примера хоккей… Вся страна болела, ночами не спала, все смотрели хоккей! Да, не получилось завоевать «золото», но ребята достойно боролись, сделали всё, что могли. Они переживали больше, чем все болельщики вместе взятые! Я видел их лица, потому что я тренер и я знаю, что было у них внутри. Они чуть ли не плакали, когда проиграли финнам в полуфинале, им было очень обидно, что у себя в стране им не удалось одержать победу. Тем не менее, государство их отблагодарило, все отмечали их классную игру и говорили слова благодарности… У нас же ничего подобного нет! Хотя бы наградили бы хоть раз, цветочки подарили бы... Нет. Приехали, в аэропорту интервью дали и - по домам. На протяжении пяти лет ни разу не было никакого приёма у президента СБР, никто даже «спасибо» не сказал!!! Все мы знаем, как высоко оценил наши результаты президент России Владимир Путин, также высоко всегда оценивают успехи членов сборной России по биатлону регионы, когда спортсмены возвращаются домой, но СБР – ноль внимания!

Я был главным тренером сборной России во время Олимпиады в Турине, где наши ребята выступили довольно хорошо, но за выполнение Госплана меня почему-то Тихонов снял с должности главного тренера.... Как это объяснить – не знаю. Видимо, просто, на его взгляд, такая должность не нужна в нашей команде.

Сегодня те штанишки, которые пытаются надеть на сборную России, уже малы. Не хватает мышления! Не доверяют спортсмены руководству. Так ведь вы задумайтесь, почему не доверяют. Нет, что вы! Во всём виноват Польховский и точка.

«Мечел», кстати, очень большой вклад внёс в олимпийские медали, но ему ведь даже не сказали «спасибо», не сказали «до свидания», не отблагодарили по-человечески! Не мудрено, что потом с СБР никто не хочет работать… Эта история с Viessman… Всё началось с того, что провели совещание, на котором, кстати говоря, Анна Богалий и Ольга Зайцева задали много рабочих вопросов, на что Тихонов сказал: «Вы бегайте, а мы разберёмся». Вот так у него везде. Ему наплевать на мнение остальных.

Мне, кстати, личного контракта с СБР никто не предлагал. Я сам подошёл к Александру Ивановичу и спросил: «А почему тренеры не подписывают контракты?». На что он мне ответил: «Вот когда со спортсменами подпишем, когда деньги получим от спонсора, тогда мы и подумаем, заключать с вами контракты или нет». Этот ответ я получил в аэропорту перед вылетом на 7-й этап Кубка мира в Финляндию.



Valentin R (Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.) , 25-05-2007 15:20
- Валерий Николаевич, еще один вопрос: имеете ли вы какое-нибудь отношение к сайту Фан-клуб российского биатна www.biathlon-russia.ru?


- Нет, я знаю людей, которые им занимаются, но никакого прямого отношения к этому сайту не имею.



Андрей Ка... (Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.) , 25-05-2007 15:29
- Какие вы видите просчеты в своей тренерской и управленческой работах?


- Конечно, не ошибается тот, кто не работает. У любого тренера бывают недочёты. Надо только всегда из ошибок делать правильные выводы. За прошедший сезон, на мой взгляд, я серьёзных ошибок не допускал, тем более таких ошибок, которые могли бы привести к отставке.

Наверное, я допустил ошибки в другом… На Олимпиаде в Турине возникли некие спорные моменты, и ребята хотели выразить свою точку зрения в отношении Тихонова в эфире. Но я их отговорил… Они на меня очень тогда обиделись. То же самое повторилось в этом году. Сезон 2006/2007 у нас выдался очень тяжёлым. Мы на каждом этапе Кубка мира получали бумагу: здесь это заклеить, здесь - другое. Когда всё надоело, ребята опять хотели выступить против Тихонова, не выйдя демонстративно на старт гонки. Для меня эта ситуации совсем не понятна. Как можно не выйти на старт, когда тысячи россиян ждут старта этой гонки у своих телевизоров, ждут от нас победы?! Не выйти на старт в такой ситуации – это просто неуважение к своим соотечественникам! И я во второй раз уговорил ребят не начинать скандал. Я думал, что мы должны разбираться потом, после гонки, а на соревнованиях надо работать, забыв про все побочные дела. Вот и разобрались потом… со мной.

Как я понял уже сейчас, я допустил тогда две эти ошибки. Надо было оба раза не мешать ребятам выражать свою точку зрения. Не надо было их убеждать в обратном!

Кстати, Александр Иванович, помимо всего прочего, несколько раз упрекал меня в том, что я ставил в эстафету более возрастных девчонок, что, на его субъективный взгляд, было неправильно. А я считаю, что мы не можем создавать искусственное омоложение! Слепцовой и Булыгиной в этом году тяжело было ещё бороться с именитыми соперниками. Ставить молодёжь и ломать их карьеру? Кому это нужно? Это как Татьяна Моисеева вышла однажды на январском этапе Кубка мира первой, а в итоге допустила три промаха и откатилась назад. Просто она увидела: справа Вильхельм, слева – Олофссон, и коленки-то сразу подкосились. Не потому что она не может, а потому что она не готова! Мы могли и Аню Булыгину ставить в эстафетную четвёрку, но она сама подходила ко мне и говорила: «Валерий Николаевич, я не готова бежать в команде». Зачем же ломать девочке карьеру? Я не имел права на это!

На самом деле вместо того, чтобы меня упрекать, лучше бы за собой последили. Чтобы далеко не ходить, приведу в качестве примера чемпионат Европы, который прошёл в этом году. Мы наступили опять на те же грабли, но это почему-то не обсуждают. Ни одной медали не было привезено в Россию! Между прочим, мы посылали факс в СБР после чемпионата мира, в котором говорилось о том, что мы готовы предоставить людей для участия в европейском первенстве, на что получили ответ, что якобы мы не прошли систему отбора. Какая система отбора, когда на чемпионате Европы у нас нет ни одного призёра?! Разве такое можно допустить? Да, мы не участвовали в отборах, но мы ведь участвовали в Кубке мира и в чемпионате мира! Мы готовы были любого человека отправить на соревнования, но нам не дали возможности это сделать, а виноват в итоге всё равно Польховский.



Иван Исаев (Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.) , 25-05-2007 16:34
- Валерий Николаевич, следили ли Вы в последние годы за противостоянием знаменитого лыжного тренера Александра Грушина и руководителей ФЛГР? Знаете ли, как сложилась судьба Александра Алексеевича, чем он сейчас занимается? Как думаете – Вам суждено повторить эту судьбу? Вы вообще видите себя в дальнейшем в российском биатлоне в том или ином качестве? Или Вам выписан пожизненный «волчий билет»?


- С Александром Алексеевчем мы хорошо знакомы. Не совсем у него всё гладко. Сегодня у меня тоже не совсем всё хорошо. Думаю, что расстраиваться из-за этого не надо, будем держаться. Если я нужен буду, то мы можем вернуться к диалогу. В 1999 году я три месяца думал, возвращаться или нет. Так что пока не готов принять решение. По поводу «волчьего билета»… Пусть покажут мне его. Я на него посмотрю.



Sergey Birukov (Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.) , 25-05-2007 16:46
- Здравствуйте Валерий Николаевич! Как же всё сложно в этом мире. Хочу поблагодарить за чёткие комментарии во время трансляций, хорошие отношения с журналистами и болельщиками, работу со спортсменами. Несколько вопросов: Какой период вы считаете наиболее плодотворным во время всей вашей тренерской работы, а какой нет?


- Да, Сергей, вы правы, все сложно в этом мире, мире биатлона, конкуренция в котором растет не по дням, а по часам. Сегодня это самый «смотрибельный» не только в России, но и в мире вид спорта, поэтому достигать высоких результатов становится все сложнее и сложнее. Что касается четких комментариев во время трансляций, то в последнее время мне запретили их делать, а точнее рекомендовали не делать. Бог им судья. Я согласился на все эти репортажи только для того, чтобы болельщики, сидя у телевизора, переживая за спортсменов, прежде всего, за российских, понимали ту ситуацию, которая происходит в данный момент. Мне хотелось, чтобы не было недосказанности, чтобы зрители понимали причину, почему спортсмен промахнулся, почему так сложилась гонка, почему произошло падение. В настроении дело, или в болезни, или в чем-то другом... Тогда у зрителя складывается совершенно иное мнение, и он начинает мыслить так же, как мы мыслим. Вот почему я согласился давать такие комментарии, и многие болельщики благодарят меня за это, говорят, что это помогает им лучше разбираться в биатлоне.

По поводу периода работы: легких сезонов у нас, пожалуй, никогда не было, они были результативными или нерезультативными. Возьмем последние пять лет. Когда я пришел в женскую команду, мы завоевали в Солт-Лэйк-Сити одну золотую медаль Ольги Пылёвой в преследовании и бронзовую медаль в эстафете. Времени на работу с девочками у меня тогда было немного, я, в основном, продолжил ту работу, которую делали люди до меня, и нам удалось завоевать эти две медали. Я тогда считал, что это очень мало, очень сильно переживал, так как должны были завоевать больше. Но были просчеты тактические, были просчеты с высотой, и уже тогда я попросил провести отдельную подготовку женской команды в Австрии. Я написал бумагу на имя Виктора Федоровича Маматова, написал бумагу на имя Александра Ивановича Тихонова. На что мне Тихонов сказал: «Тебе что, больше всех надо что ли? Тренируйтесь вместе с мужской командой!».

Но я не хочу никого обвинять в этой ситуации. Раз я согласился, значит, я и проиграл. Тогда начальником ТНГ был Мартынов, и были рекомендации, что надо в подготовительный период перед Олимпийскими играми пройти две-три высоты. Мы тогда этого не сделали, мы прошли только одну высоту летом, а вторую прошли только уже перед самой Олимпиадой. И спустились мы не очень правильно, но это наш общий просчет. Я не хочу никого винить, я сам виноват, я в этом деле участвовал. Раз не смог доказать свою точку зрения, не смог увезти команду еще на одну высоту, значит я виноват.

А после этого нам удалось подключить достаточно много молодежи. Мы объединили подготовку основного состава и молодежного состава, откуда сегодня пришли и Моисеева, и Юрьева. Это была тогда моя инициатива. С помощью спонсорских денег компании «Мечел» мы, по сути дела, организовали тогда весь подготовительный период. Но девочки не смогли сразу войти в сборную команду, так как у нас был очень сильный состав: Пылёва, Ахатова, Ишмуратова, Богалий, Зайцева. Таких достойных спортсменов не было больше ни в одной команде, кроме, пожалуй, Германии. В этой ситуации молодежи было очень сложно прорваться, они сидели в запасе, ждали своего часа.

Также тяжелым выдался и прошлый олимпийский год. Для меня, как и для любого тренера, самым важным стартом являются Олимпийские игры, потом уже чемпионат мира, чемпионат Европы и так далее. Поэтому мы всегда старались накануне опробовать некоторые методики. А за нами ведь тоже следят. Хоть некоторые, как, например, Виктор Федорович Маматов и посмеиваются, мол, «что у вас такого секретного?». А Вольфганг Пихлер всё переписывает у нас, хотя не факт, что он то же самое делает, но он всё знает, следит за каждым нашим шагом. Подойдет и говорит мне: «Валерий, я знаю, ты вот там жил. Когда приехал? Что там делал?». Бывает, что и делишься с ним кое-чем. Что считаешь нужным – скажешь, не считаешь – промолчишь. И он то же самое. С Мюссиганом разговариваем на эти темы. То есть мы общаемся уже как друзья. На соревнованиях мы, конечно, соперники, но вне соревнований международная федерация биатлона – отличный коллектив. Выиграл немецкий спортсмен или спортсменка – идем поздравляем, россиянин выиграл – нас поздравляют, то есть климат очень хороший.

- Ну а всё-таки самый плодотворный год какой был, как вы считаете?

- Самый плодотворный, наверное, был Туринский год, хотя мы и заняли второе место в общем зачете Кубка Мира. Все основные силы мы положили на Олимпийские игры, поэтому мы пропускали старты, вели подготовку к Олимпийским играм во время этапов Кубка Мира, поэтому и остались вторыми. Хотя до Олимпиады мы шли лидерами, но некоторые девочки не приехали после Олимпиады на этапы Кубка.

Еще очень важный момент, который хотелось бы донести до болельщиков с вашего сайта. Перед самой Олимпиадой у нас 90 процентов команды заболело. 23 января на тренировку вышло два человека, какие там медали! Богалий - переболевшая и Ольга Пылёва выходили на тренировку, все остальные в лежку лежали. Но это жизнь, и в жизни так бывает. У нас в этой ситуации проявился настоящий русский характер, все настолько объединились, вся команда стала одним целым. У врачей и массажистов не было разницы – мужской врач или женский врач, мужской массажист или женский, собирались по три раза в день, обсуждали, думали, как лучше выйти из этой ситуации. Это всё в Антерсельве было. Вызвали из Новосибирска Николая Семёновича Видякина, он нам помогал, он просто не отходил от девчонок. Они даже плакали, звонили мне, говорили: «Валерий Николаевич, уберите его, мы в туалет не можем сходить!». А он секунда в секунду соблюдал все народные методы лечения. Если надо ноги в тепле 15 минут держать или горло полоскать, то значит надо именно 15, а не 14 с половиной, и он следил за этим. Нам Москва только и говорила: «Отправляйте Зайцеву и Ахатову обратно!». Но мы держались... Доктора сказали, что справятся, обещали вытянуть и ведь вытянули!

Это, наверное, самый тяжелый период был для меня, но зато я узнал, на что мы способны вместе! Я благодарен всему коллективу, который работал со мной в этот период времени. Ни к кому из них у меня нет претензий. Нужно было восстановить девчонок – мы их восстановили. И на Олимпиаде мы выступили нормально, я не скажу, что хорошо, можно было и лучше, но, по крайней мере, «госзаказ» мы выполнили. Это был, конечно, очень сложный период, но приятный. Ещё раз подчеркну, что русских надо просто раскачать, дать толчок к чему-либо, и если это произошло, то их уже ничего не остановит.

- А самый неплодотворный год можете назвать?

- Олимпийский сезон Солт-Лэйк-Сити. Здесь мы могли выступить лучше, но зато больше мы таких просчетов не допускали. Этот опыт нам очень потом пригодился, и мы отыграли много вариантов, благодаря той неудачной подготовке. В этом году мы подвели Гусеву. А ведь заранее мне говорили: «Да куда ты её так рано везёшь, да она пересидит на высоте». Но я лично её туда привёз, написал план, а другая группа уже подъехала через два-три дня. Так нужно было готовиться к чемпионату мира, и мы это сделали. И это правильная методика, и Гусева тому подтверждение. Где была Гусева весь сезон? А стала бронзовым призёром чемпионата мира! Мы подвели её на пике формы именно к этому старту. Причём она выиграла медаль в самой сложной для россиян дисциплине. После ухода Анфисы Резцовой, у нас не было таких бегунков, которые могли побеждать в спринте с промахами.

Моисеева два раза поднималась на пьедестал этапа Кубка Мира, и не будь этой её болезни, и промаха на последнем рубеже на масс-старте на чемпионате мира, то она бы не довольствовалась лишь 11 местом. Булыгина Аня тоже близко была. Посмотрите, как она прекрасно закончила сезон! Как она начала сезон и как закончила... Ну, развалилась у нее стрельба в середине сезона, просто до слёз дело доходило, но она держалась, и мы работали. Она первый год попала в обойму, и ей сложно было. Возможно, какое-то волнение у неё было, возможно, что-то иное. Но мы это понимали и не переставали работать с ней на холостой тренаж, много работали на компьютере во время этапов Кубка Мира и между ними.

Как можно говорить, как о плохой, о методике, по которой готовилась Катя Юрьева?! Посмотрите, в эстафете она показала лучший результат дня. Она заняла пятое место на чемпионате мира, хотя до этого даже на Кубке Мира не стартовала годом раньше. Это плохо? Это методика плохая? Предложите другую методику, возьмите другого тренера, другого спортсмена, например, на самоподготовке и обыграйте – я шапку сниму, встану на колени и признаю, что эта методика сильная, и этот тренер сильный, пожму ему руку и поеду домой. Но сегодня я такого не вижу, мы только говорим, говорим и говорим, а нужно делать. Мы в сборной команде – и тренеры, и спортсмены – пашем по 20 часов в сутки. Меня спрашивали в 2003 году, когда пошли первые результаты, в чем секрет успеха… Да просто люди трудятся от зари до зари, поэтому и успех есть! Без труда не выловишь и рыбки из пруда, как говорится в известной русской поговорке.

- Удалось ли полностью реализовать себя, остались ли ещё тренерские задумки?

- Не удалось, конечно. В этом году стали пробовать новые методики. У нас еще хромает скорость. Это, конечно, объясняется тем, что люди первый год только на Кубке Мира стартовали, но мы скидок не делаем. Видим свои недочёты. Надо работать над скоростью, скоростной выносливостью, силой, силовой выносливостью. Но нельзя объять необъятное и в один год все сделать! А потом бы что сказали? «Польховский, ты что сделал? Похоронил народ!».

Кто-то умный планы пишет, а я по жизни живу, а не по плану. И план это не панацея, и отступления бывают. Не факт, что ты станешь чемпионом мира или олимпийским чемпионом, если полностью выполнишь написанный план. И все тренеры об этом знают. И пусть никто не рассказывает сказки, что он написал план в мае месяце, и день в день его выполнил. Я не верю этому, такого у меня в практике, по крайней мере, никогда не было.

У меня перед чемпионатом мира был руководитель нашей делегации Александр Михайлович Кравцов, так он может подтвердить, что у меня на каждого спортсмена был индивидуальный план, и мы беседовали индивидуально по каждой тренировке и корректировали её, исходя из текущего состояния каждой спортсменки. И эта практика себя оправдала.


Продолжение следует. Следите за обновлениями...

http://www.skisport.ru/news/index.php?news=4559

 
created by neonix 2005