17.01.2022

Вход

Реклама

Обладатель двух серебряных наград первого этапа Кубка мира Дмитрий Ярошенко занимает сейчас третье место в общем зачете и является лучшим в нашей сборной. Между тем сама его поездка в Эстерсунд до последнего момента была под вопросом – тренеры выбирали между ним и Андреем Маковеевым. Можно сказать, что место в команде Ярошенко «уступил» Павел Ростовцев, решивший три недели назад завершить спортивную карьеру.

Личный тренер Ярошенко Валерий Захаров знает своего воспитанника уже семь лет. В конце 90-х Дмитрий впервые приехал в Ханты-Мансийск из Хабаровска, где начинал свою спортивную карьеру. На новом месте Ярошенко задержался недолго – путь в сборную через Новосибирск молодому и амбициозному спортсмену показался короче. На деле же вышло иначе. После Игр 2002 года в Солт-Лейк-Сити Дмитрий вернулся назад. Повзрослевший, но не изменивший своей мечте. А она у него с самого детства была одна – первая сборная России. И еще он хотел побеждать.

– На заключительных сборах в Ханты-Мансийске, в ноябре, перед главным тренером сборной Владимиром Аликиным стоял выбор – кого предпочесть, – рассказывает Захаров. – Ярошенко или Андрея Маковеева. На двух контрольных тренировках Андрей опережал Дмитрия на несколько секунд, и в целом Владимир Александрович решение для себя уже принял. Вот только сообщить о нем не успел. В то же время Павел Ростовцев получил от красноярского губернатора предложение возглавить краевой спорткомитет и… завершил спортивную карьеру. Получается, Дмитрий занял место Павла. И пока у него получается неплохо.

ЗАГАДКА ПУАРЕ

Дозвониться Дмитрию на мобильный телефон, после того как в воскресенье он второй раз поднялся на подиум Кубка мира в компании Уле-Айнара Бьорндалена, было делом сложным. Номер постоянно был занят! Зато телефон Ярошенко в гостинице знали, к счастью, немногие. Однако спокойно поговорить все равно не получилось – мобильник нового джокера сборной России то и дело напоминал о себе.

– SMS-сообщений за два дня получил столько, сколько не получал, наверное, за полгода, – в шутку пожаловался мой собеседник. – Даже с Камчатки звонили. Там мама, папа живут, друзей много осталось. Когда гонка преследования шла, у них уже была глубокая ночь. Но, судя по всему, не спал никто. Поздравлений масса. Читая их, чувствую себя лучше, чем несколько часов назад, когда стоял на пьедестале.

– А стоя на старте, о чем думали? Как собирались бороться с Бьорндаленом, Грайсом, Фишером, Пуаре? Я специально посмотрел: вам раньше в такой компании стартовать не доводилось. Даже если отбирались в гонку преследования, стартовали далеко позади грандов.

– Это верно. Я это знал и потому вперед старался не лезть. На первом круге устроился за спиной Грайса, стал на третьем круге Пуаре накатывать – я опять его пропустил вперед. Подумал даже: если он слишком резво рванет, а я почувствую, что ноги не бегут, лучше отстану, пойду своим темпом. Надо ведь силы на финишный круг оставлять. Но Пуаре удивил. Все время ловил себя на мысли, что мы бежим слишком медленно. Не задай я себе установку осторожничать, непременно вышел бы вперед.

– А каково было ощутить себя лидером гонки после первого огневого рубежа?

– Как ни странно, никакого мандража в связи с этим не почувствовал. Когда мы вместе с Грайсом приехали на первую «лежку», Бьорндален уже убегал на два штрафных круга. Помню, я уговаривал себя не слишком торопиться с первым выстрелом. После того как вышел в лидеры, получил сообщение о том, что имею 25 секунд преимущества. Оно очень воодушевило: раз после первой стрельбы лидирую, значит, если на штрафные круги заезжать не буду, к последнему рубежу сохраню место среди лидеров. А это, знаете, хороший шанс.

ВЕРЬТЕ МНЕ, ЛЮДИ

– И тем не менее последний выстрел вы послали мимо цели…

– Глаз «поплыл». На рубеж мы приехали вместе с Бьорндаленом и Пуаре. Я понимал, что если просто хорошо отстреляюсь, буду в тройке. Но хотелось побороться за что-то большее. Норвежец стал палить как из автомата. Когда он закончил стрелять, я заметил, что он имеет круг штрафа, и это выбило меня из ритма стрельбы. Жаль…

– Но Пуаре вы второго места не отдали!

– Он, похоже, не сумев догнать меня на первом длинном подъеме, сам оставил мысли бороться за второе место. Ну а я, по большому счету, тоже быстро понял, что за Бьорндаленом едва ли угонюсь. Так что пятый круг оказался своего рода прогулкой к пьедесталу.

– Стадион в Эстерсунде станет теперь, наверное, вашей любимой спортивной ареной…

– Пока еще не стал. Скажу больше: пару лет назад, впервые пробежав здесь спринт, я подумал – какая неудобная трасса! Мне, наверное, здесь никогда прилично не выступить. Куда больше я люблю арены в Антерсельве и конечно же домашнюю, в Ханты-Мансийске.

– Пару лет назад у нас была другая сборная, другие тренеры, сами вы были другим. С чем вы связываете свои успехи?

– В первую очередь с доверием тренера – Владимира Аликина. Для спортсмена ведь очень важно, когда тренер верит в него. И не просто верит, а всем своим видом и действиями дает понять: я жду от тебя высокого результата. В прежние годы ведь как бывало: право на место в первой сборной надо было доказывать, гоняясь по Кубкам Европы. А этот Кубок – совершенно особая «кухня». Там не столько сам выматываешься физически, сколько календарь соревнований высасывает из тебя все соки. И вот пробежишь ты несколько этапов, займешь место, позволяющее рассчитывать на место в первой команде, и едешь на этапы Кубка мира. Приезжаешь туда уже прилично измочаленный. А тренер, во-первых, ставит тебя в какую-нибудь далекую группу, где шансы лишь призрачные, а во-вторых, относится к твоему приезду как к печальной необходимости. Давай, дескать, пробегись пару-тройку раз, займи свои 30–40-е места и дуй обратно – на «Европу».

Меня очень угнетало такое отношение. В этом смысле в лице Аликина я впервые встретил тренера, который относится ко мне, как к любому другому спортсмену. Он вообще сумел за короткий период сплотить команду. Казалось бы, сколько сейчас вокруг всяких сложностей, конфликтов… Сервисеры в долг парафины берут, тренеры сбрасываются деньгами, чтобы багаж на второй кубковый этап отправить, а когда команда работает сама по себе, без наездов извне, атмосфера такая, что крылья сами вырастают. В этой связи я не столько за себя радуюсь, сколько за Аликина. Ему мои медали сейчас, в первые дни сезона, тоже должны очень помочь.

– Вы третий в общем зачете Кубка мира. Дух не захватывает?

– Ребята и тренер стараются правильно меня в этом смысле настроить. Сам я так думаю: если по итогам сезона останусь в числе 15 сильнейших – красной группе, для первого полноценного сезона это будет неплохим результатом.

– А дальше?

– Посмотрим. У меня ведь в спорте все годы была одна цель – выступать в составе сборной и побеждать. На сегодняшний день мне есть к чему стремится, а результаты укрепляют в мысли, что если буду работать – все получится.

ОБЩИЙ ЗАЧЕТ КУБКА МИРА

1. Уле-Айнар Бьорндален (Норвегия) – 150 очков. 2. Михаэль Грайс (Германия) – 114. 3. Дмитрий Ярошенко (Россия) – 112. 4. Рафаэль Пуаре (Франция) – 101. 5. Иван Черезов – 84. 6. Максим Чудов – 78. 7. Сергей Рожков (все – Россия) – 77. 8. Халвард Ханеволд (Норвегия) – 70. 9. Бьорн Ферри (Швеция) – 70. 10. Свен Фишер (Германия) – 69.

РАСПИСАНИЕ 2-ГО ЭТАПА КУБКА МИРА

Хохфильцен (Австрия)
8 декабря (пятница) – спринтерские гонки
9 декабря (суббота) – гонки преследования
10 декабря (воскресенье) – эстафеты

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Дмитрий ЯРОШЕНКО
Родился 4 ноября 1976 года в г. Макаров (Сахалин).
Живет в Ханты-Мансийске.
Биатлоном начал заниматься с 1987 года.
Личный тренер Валерий Захаров.
Чемпион Европы 2005 года в эстафете, обладатель Кубка Европы-2005/06.
Дебютировал в составе первой сборной в 1999 году. С сезона 1998/99 по 2005/06 на этапах Кубка мира провел 16гонок (лучшее место – 13-е).


http://www.sovsport.ru/gazeta/default.asp?id=244113

 
created by neonix 2005