17.01.2022

Вход

Реклама

Юлия Ребизант, мужской журнал "Фетишист" (Тюмень)

Вы знаете, дело даже не в том, на какой именно скорости он ворвался в элиту мирового биатлона. Просто есть такое выражение — смелость города берет. Так вот, в случае Максима Чудова сочетание смелости, молодости и по-настоящему горячего и пылкого сердца — смесь поистине адская! И можно сколько угодно иронизировать по поводу его «чудесной» фамилии, но уже через полчаса общения с ним вы понимаете, что ему действительно дано больше, чем всем остальным. А еще через полчаса вы уже наверняка знаете, что он не уступит этого ни сегодняшним, ни завтрашним своим соперникам.

- Максим, давайте начнем разговор с вашего впечатления от олимпиады в Турине. Тем более, что вы были дебютантом — ведь это была ваша первая олимпиада. Насколько в итоге ваши результаты и ощущения совпали с тем, что вы планировали?

- Если честно, то, конечно, к этой олимпиаде готовились долго и упорно! Но — не побоюсь этого отметить — каких-то больших надежд руководством команды на меня все-таки не возлагалось. То есть не рассматривалась моя кандидатура так уж конкретно на олимпийские игры, так как я молодой спортсмен и до этого у меня не было никаких серьезных результатов. Но, неожиданно, может быть, для некоторых и, может быть, неожиданно для, себя появился результат, какие-то проблески, и тем самым попал на олимпийские игры. Ну, а олимпиада, естественно, оставила хорошее впечатление, так как все было очень красочно, очень празднично. Единственное, что не понравилось — были моменты отрицательные, и при размещении, и в самой организации, потому что итальянцы — народ, так скажем, не очень организованный.

Что касается результатов на олимпийских играх, я, в принципе, ими доволен. Да что говорить: не в принципе, а доволен, то есть не сильно-то рассчитывал на олимпиаду попасть, а занимал там девятые, десятые, пятнадцатые места — конечно, я очень доволен. Как говорится, «выше головы не прыгнешь», и на что я был готов на тот момент, на то и выступил.

- Что значит — «неожиданно для себя»? Ведь это творческие личности никогда не знают, где будут завтра, а в спорте, насколько я понимаю, все достаточно жестко: не успел пройти один старт, начинается подготовка к следующему. Наверняка, был какой-то расчет, какой-то план действий?

- Да нет, естественно, это все так. Просто у меня самого была задача даже не в том, чтобы попасть на олимпийские игры, а в том, чтобы быть поближе в том же самом общем рейтинге, то есть на протяжении вот этого олимпийского сезона энное количество раз быть в двадцатке. Если взять предыдущий сезон, я был в двадцатке всего два раза. Это, конечно, очень серьезно, потому что очень большая конкуренция, много сильных соперников-сверстников, все достаточно опытные и очень сложно молодому спортсмену занять высшие позиции. И именно поэтому для меня это было неожиданно, я этого и не скрываю, а в итоге получилось так, что я 10 раз был в десятке сильнейших спортсменов, из них три раза — призовые места.

- «Получилось так» — и в итоге 13-е место в общем рейтинге сильнейших биатлонистов мира?

- Получилось так! Да, это опять-таки неожиданность…

- Или, все-таки, это тщательно спланированная диверсия? «Неожиданно-неожиданно» — и первое место в общекомандном зачете?

- Так часто получается, когда молодой спортсмен приходит в команду. От него, естественно, пока еще мало что ожидают, может быть, как-то даже меньше требуют, меньше «дергают» по разным поводам. Возможно, именно поэтому какие-то проблески и имеют место быть, результаты чуть лучше, чем у тех, кто старше. С другой стороны, здесь еще и такой момент присутствует: если взять, например, старших ребят, причем, не только в нашей команде, а в целом, то спортсмены, которые готовятся к олимпийским играм или тем же самым чемпионатам мира по индивидуальным программам, жертвуют некоторыми стартами на этапах кубка мира или вообще целыми этапами. У нас в этом году Сергей Чепиков пропускал некоторые старты, а если бы он бегал все старты, то, естественно, в общем зачете он был бы намного ближе.

- Когда мы будем беседовать с Павлом Ростовцевым, то обязательно у него спросим, как он ощущает себя в роли капитана команды, и кого хотел бы видеть со временем на своем месте. К вам же такой вопрос: а себя вы видите в этой роли?

- Наверное, каждый видит себя в этой роли. Может быть, и я вижу себя капитаном… Но, думаю, если это и будет, то не скоро. Если будем находиться в команде, будем готовиться, дай Бог здоровья, дай Бог результатов. Это зависит и от коллектива, от того, как примут.

- А на данный момент нормально принимают? Старшие товарищи «за пивом в ларек не посылают»?

- Всякое бывает! Шутка. Нет, естественно, у нас коллектив сплоченный, старшие ребята ни на кого не давят, и, наоборот, никого не приподнимают и не преподносят, никто никаких отдельных экземпляров не выделяет. По правде говоря, я ожидал худшего, когда попал в команду, но я сам по себе такой «шустрый малый», сильно разговорчивый, умею найти общий язык с любым человеком, так что мне не составляет труда контачить с отдельными личностями. В общем, везде можно договориться и везде можно найти общий язык.

- А если среди старших в команде завязывается какая-то дискуссия, вас слушают?

- Вы знаете, смотря по какому поводу и по какому вопросу. Если внутрикомандный какой-то вопрос, то мнение спрашивают у каждого спортсмена, это естественно. Но, опять-таки, не во всех моментах.

- Вопрос кстати: по прочтению многих интервью складывается впечатление, что вы достаточно дерзкий молодой человек. Разумеется, в хорошем смысле этого слова. Дерзкий, живой, реагирующий… Насколько это соответствует действительности — и в спорте, и в жизни?

- Дерзость…. Дерзость в разных случаях бывает разная. Да, действительно, как многие говорят, да и сам я такого же мнения — я дерзкий в спорте. Но ведь без упорства и какой-то наглости в спорте не добиться результатов. Взять, например, отдельные старты, тот же самый массовый старт или гонку преследования, где идет группа серьезных людей, где нужно показать себя и свой спортивный характер: если ты не будешь несколько грубым, если ты не будешь оказывать сопротивление, то тебя просто задавят на дистанции. Любой спортсмен это чувствует. Соперник должен видеть твою спортивную дерзость и настырность, чтобы знать, с кем он имеет дело. Тогда он будет с тобой считаться.

А помимо лыжной трассы — могу сказать, что каждый человек может быть дерзким—жестким—мягким—пушистым. Естественно, бывают разные ситуации. Я бываю дерзким, бываю злым. И это зависит не от моего настроения, а от того, как со мной общается рядом стоящий человек. Да, я вспыльчивый. Да, я могу повести себя дерзко. В том случае, если какая-то персона ведет себя со мной неподобающим образом. А в кругу друзей и близких людей я вполне общительный, спокойный и, как мне кажется, довольно милый человек!

- А если эта персона — журналист, то из-за чего вы можете вспылить?

- Могут очень сильно задеть те моменты, которые уже возникали у многих наших спортсменов при общении с журналистами: бывает так, что говоришь одно, а в прессу выносится совсем другие слова, другие фразы. И в этом сезоне таких примеров уже была масса. А потом журналисты задумываются: а вот почему спортсмен дерзкий? А как он не будет дерзким, если все его слова переворачиваются с ног на голову?

- В таком случае, чем можно смутить Максима Чудова?

- Смутить? Даже не знаю. Если разбираться, то сам по себе я человек стеснительный.

- ??

- Почему вас это удивляет? Да, я скромный. Бывают такие моменты, когда мне, например, неудобно. Бывают моменты, когда я в гостях или на каком-то приеме не могу вести себя открыто. И окружающие меня люди видят, как я меняюсь, ощущаю определенную робость. В такие моменты я всегда знаю и понимаю, где я нахожусь и не могу вести себя естественным образом. В кругу близких я веду себя раскованно, но вот даже пришли вы — и я уже гораздо спокойнее!

- А чем вас можно обидеть?

- Каждого человека можно обидеть, сказав больно о его семье или о нем самом. В принципе, и меня тоже обидит, если что-то подобное будет произнесено в мой адрес или в адрес моих близких.

- Знаете, довелось заглянуть на форум, где общаются ваши фанатки. Мало кому даже из титулованных спортсменов поют такие дифирамбы! А если говорить о серьезном мужском признании, то есть такие люди, за чье уважение вы готовы бороться?

- Естественно, есть такие люди. Во-первых, это Кульмухаметов Энгельс Варисович, главный федеральный инспектор республики Башкортостан. За его уважение — это сто процентов. Есть очень хороший человек в том селе Михайловка Уфимского района республики Башкортостан, откуда я сам родом. Это Анатолий Николаевич Степанов, который с малого детства нас всегда поддерживал и сейчас поддерживает. Когда есть возможность, мы собираемся в достаточно узком кругу друзей, — даже сейчас он нас ждет. За мнение этих людей я переживаю, конечно, очень сильно.

- Если бы у вас была возможность выбирать, то поменяли бы вы свое прозвище «Ракета» на что-то другое? Кстати, а как называют ваших товарищей по сборной?

- Ну, я не буду выносить на обсуждение прозвища, которые действительно у нас в команде присутствуют. Скажу про себя: не знаю, как бы я хотел, чтобы меня называли. А с «ракетой» так получилось с того момента, когда в прошлом году проходил чемпионат мира в Австрии. Это был мой первый чемпионат мира, я был дебютантом, и произошло буквально следующее: в один прекрасный день мы приехали на тренировку, и человек, который отвечает за лыжи, на которых мы бегаем, при всех стоящих, в том числе и при тренерах, дает мне пару лыж. И на них, там, где должны быть написаны имя и фамилия, написано слово «Ракета». Я спрашиваю: «Почему это ракета?», на что он говорит: «Потому что ты быстрый молодой спортсмен, самый быстрый из российской команды». Я парирую: «Но я не самый быстрый!», и получаю в ответ: «Мы все видим». Так и пошло, а потом и в прессу каким-то образом выдавилось.

- В прессу, кстати, активно выдавливается и другая информация. Например, ваша фраза о том, что Бьорндален вам не конкурент.

- Могу сказать только, что это не мои конкретные мысли, не то, чтобы я об этом думал. Вы знаете, почему так было сказано? Потому что мне был задан конкретный вопрос. Позвонил корреспондент, задавал массу вопросов, и в том числе этот: «Как вы считаете: Бьорндален — он ваш соперник или враг? Обыграете ли вы его?» Просто вопрос в лоб. Я ответил на это, что человеческим возможностям нет предела, и, кстати, Оле Эйнар это тоже доказал и сейчас делает очень хорошую работу, показывая тем самым хорошие результаты. Ну, и, коль уж если начали сравнивать с Бьорндаленом, то, естественно, я буду стараться показывать высокие результаты.

И, по возможности, через 2-3 года, когда я окрепну как спортсмен и как личность в этом широком кругу более профессиональных спортсменов, тогда реально буду бороться на равных, нисколько не проигрывая, а, возможно, и не выигрывая. И потом: не так уж он и силен. Не сильнее на порядок какого-то конкретного человека, просто каждому надо работать над своими ошибками.

- Когда к вам пришла психологическая уверенность в том, что вы уже не юниор?

- Такой момент действительно был. Это был первый старт в 2005 году, в декабре в Антхольце, и я его никогда не забуду. Мне тогда в первый раз дали возможность пробежать на Кубке мира. Накануне гонки, вечером, открылась дверь, и вошел тренер. Он поздравил меня с первым стартом и принес мне нагрудный номер. В тот момент, когда я его брал, если бы мне пришлось вытянуть руки, вы бы увидели, как они тряслись! Надо сказать, это было немаленькое волнение. Честно скажу, не спал перед гонкой почти всю ночь: «бежал», настраивался. И когда наутро снова прозвучал стук в дверь, и пришел уже не тренер, а человек, который забирает спортсменов на допинг-контроль, все — это было последней каплей. Тем более, я не знал, как это будет происходить, не знал всех тонкостей, так что еще «нагрузился» как следует. На старт выходил в соответствующем состоянии. Меня на трассу провожал наш массажист Григорий Григорьевич Шишкин, и он сказал: «Максим, все будет хорошо», на что я ответил: «Да-а, все бу-у-дет хо-ро-шо…» Меня трясло, и я просто помчался буквально с первых метров, тем самым стрельбу лежа прошел без штрафа, а на стойке, естественно, не справился. Вот таким был мой первый «взрослый» старт.

- Настолько сильное волнение означает, что между юниорскими и взрослыми «бегами» разница просто огромная?

- Естественно, в юниорах, я бегал, так скажем, играючи. Там тебе сказали добавить, ты добавил, где-то тебе сказали бежать потише, ты экономишь. Не чувствовалось такого напряжения, как сейчас — разумеется, я говорю только про себя. И потом, про своих сверстников я все знал, кто на что способен, да и серьезной задачи кого-то обогнать-обыграть не было. А была уверенность в том, что на тот момент я был сильнее их ходом, и поэтому я особо не задумывался, как я буду бежать какую-то гонку.

Перейдя во взрослый спорт, в первую очередь я столкнулся с тем, что не знал, кто и как бегает, кто на что способен. Потом «прибегался», провел некоторый анализ, и пришло понимание того, что ходом я уже не проигрываю тем же самым лидерам, что при моих ногах уверенно можно бежать. Это меня и вдохновило, так скажем. Но еще большее вдохновение пришло, когда в Словакии я занял второе место. Неожиданно, опять-таки, для всех, неожиданно! Судите сами: попал в индивидуальную гонку, и на данный момент, чтобы Чудов стрельнул четыре «нуля» — если честно, то этого просто никто не ожидал. Не ожидал этого и я.

- Слово «неожиданно» звучит, наверное, уже раз в двадцатый! Скажите, Максим, а вообще, насколько часто на вас падают «подарки небес»? Надо сказать, у вас и фамилия такая — соответствующая…

- Неожиданная, да?! Бах, — и чудо! Вы знаете, я никогда не говорил, что мне все легко дается, неважно, в спорте или в жизни. Как и любому человеку, через определенные трудности приходится перешагивать. Взять, к примеру, ту же самую стрельбу. Кому-то она дается легко, кому-то очень трудно. Не то, чтобы «через голову», но работы очень много. Но — если через раз получается, это значит, что уже могу. И значит, надо работать еще больше!

- Мне всегда было интересно узнать, как у человека возникает желание стать именно «большим» спортсменом? Неужели, например, сидит ребенок перед телевизором, смотрит на какую-нибудь спортивную звезду и думает: буду заниматься спортом, вырасту, «всех порву» и стану олимпийским чемпионом?

- Зря смеетесь! Вы знаете, ведь это действительно было так. Конечно, не конкретно со словами «всех порву», но было какое-то стремление, а если не было бы этого стремления, этого желания стать, как вы говорите, «большим» спортсменом, то не было бы и результатов. Даже будучи уже в юниорском возрасте, я какие-то записи гонок поднимал, отсматривал, вроде как «крал» информацию, не текстовую, разумеется, а информацию технического плана, подсматривал определенные особенности лыжного бега, например. Естественно, принимал это к сведению и работал, старался какие-то тонкости улавливать и в работе уже состоявшихся на тот момент спортсменов.

- А кумиры в спорте у вас есть?

- Разве что из детства кого-то взять?.. Ну, например, Бьорн Дели, лыжник. Мне нравилось, как он бежит, как он сильно бежит, как бы мне хотелось вот так бегать! Но вы знаете, мне никогда не хотелось на него быть похожим. Я никогда не стремился быть тем же самым Бьорндаленом, тем же самым Павлом Ростовцевым, тем же самым Виктором Майгуровым. То есть теми людьми, которые себя зарекомендовали, которые великие. Я такой человек, какой я есть. Чудов — он один единственный, и мной никто не может быть, и я никем не могу быть. Никого не хочу обидеть, но для меня даже в команде нет, и не может быть кумиров. Нет, на самом деле, тех людей, на которых я хотел бы быть похожим. Я хочу быть самим собой, делать свою работу, тем самым поднимая рост результатов.

- Чего ждать от Максима Чудова в новом сезоне?

- Что Максим Чудов выйдет на старт!

- Уже хорошо!

- Обещать никому ничего не буду. В этом году я для себя ставил задачу попасть в общем зачете в тридцатку, а в итоге получилось, что «переплюнул» сам себя. На следующий год хочется — и я попытаюсь сделать для этого все возможное — быть в десятке сильнейших. Стремиться точно к этому буду.

- А как по-вашему, у молодой сборной России по биатлону большое будущее?

- Я думаю, да, — будущее неплохое. Единственный момент: нужны грамотные тренерские кадры, которые бы «поднимали» молодых спортсменов. Потому что бывают такие моменты, когда спортсмен приходит из юниоров во взрослый спорт и его «теряют». А теряют в начале — значит, теряют совсем.

- Какой у вас любимый вид спорта, помимо биатлона, и за кого болели на прошедшей олимпиаде?

- Мне очень нравятся хоккей и спортивные танцы на льду. Биатлон нравится. Но — не скажу, что я фанат биатлона. А на Олимпиаде болели, разумеется, очень сильно за хоккей.

- А какими, по-вашему, должен быть настоящий мужчина и настоящая женщина?

- Такой вопрос мне задают, наверное, в первый раз… Настоящий мужчина, как я это себе представляю, в первую очередь должен быть собранным, ответственным, человеком слова, если он что-то сказал, то обязательно должен это сделать. Что еще? Естественно, целеустремленным, то есть должна быть цель в жизни, понимание того, для чего он живет, чего он хочет в этой жизни.
А женщина должна быть женственной — таким хрупким и нежным созданием.

- А вот интересно, вам самому присущи какие-то женские качества?

- Да, такие качества есть! Я люблю разную домашнюю работу, в том числе и ту, которая считается чисто женской. Умею готовить, кстати, лучше всего у меня получается варить кашу. А еще, когда был маленьким, очень любил печь разные вафли, орешки, печенье какое-нибудь.

- Небось, еще и всяких разных «белочек» на вареную сгущенку склеивал?

- Еще как склеивал! Помните, да, были раньше такие формочки для выпечки? Бывало, я брал у мамы какой-нибудь рецепт, пока ее не было дома, и начинал смешивать ингредиенты! В итоге чего-то клал больше, чем нужно, чего-то меньше, и продукты оказывались выброшенными. Мама каждый раз говорила: Максим, ну дождись ты меня с работы, я тебе тесто приготовлю, как надо, а печь будешь сам. Но на другой день происходило то же самое!

- А можно узнать, как выглядит «неспортивная мечта» Максима Чудова?

- На самом деле, может быть, она довольно банальная, как и у всех: создать семью, жить в благополучном браке, очень сильно хочется свой дом, коттедж, может быть, не такой огромный, а скромный, уютный — свой хороший угол. Любящую жену, я не говорю — красавицу или не красавицу, главное, любящую и понимающую меня жену!

А ещё мне хочется, и не просто хочется, — я планирую объехать все жаркие страны. Естественно, это будет возможно только тогда, когда я закончу со спортивной карьерой, и все уже отойдет на задний план. Так что через некоторое время свяжемся, я расскажу, получилось это у меня или нет. Может быть, вместе соберем компанию, да и поедем вокруг света!


Юлия Ребизант, мужской журнал "Фетишист" (Тюмень)

 
created by neonix 2005