17.01.2022

Вход

Реклама

Андрей Митьков, (АСИ "Весь спорт")

В сборной России по биатлону за месяц до начала международного сезона полыхнул скандал. Вернувшись из Австрии вечером 26 октября, мужская команда в полном составе отказалась сниматься в экипировке нового генерального спонсора Союза биатлонистов России (СБР) – немецкой компании Viessmann, представителя и фотографа которой президент СБР, четырехкратный олимпийский чемпион Александр Тихонов привез прямо в «Шереметьево-2». Причиной демарша стало отсутствие у спортсменов юридических отношений с СБР.

Тихонов в ответ заявил, что Россию на этапах Кубка мира будет представлять молодежная команда. Причины и последствия конфликта биатлонистов и руководителей СБР Агентству спортивной информации «Весь спорт» объяснил капитан мужской сборной России, трехкратный чемпион мира, член комиссий спортсменов Олимпийского комитета России и Международного союза биатлонистов (IBU) Павел Ростовцев.

- Выплеск эмоций, случившийся по возвращении со сбора в Рамзау, оказался неожиданным? Или скандал назревал?

- Конечно, все вышло неслучайно. За последние годы происходило много всего, чем мы были недовольны или неудовлетворенны. Но данная конкретная ситуация начала вызревать, как теперь выясняется, в сентябре, во время летнего чемпионата страны в Ижевске. После соревнований прошло собрание команды с участие президента и первого вице-президента СБР - Александра Тихонова и Дмитрия Алексашина, на котором нам объявили, что у СБР будет новый генеральный спонсор – Viessmann вместо «Мечела», договор с которым начнет действовать с началом нового международного сезона – с 1 декабря. Никаких претензий руководителям мы тогда не предъявляли. Что весь весеннее-летне-осенний период провели без спонсорской поддержки, даже не вспоминали. Ну, так сложилась ситуация, поиски спонсоров – прерогатива СБР, мы в эти вопросы не лезем, спасибо за то, что есть. Но задали два вопроса. Первый: предусмотрены ли по новому спонсорскому договору возможности для подписания спортсменами личных рекламных контрактов. По сложившейся практике, на инвентаре есть небольшие места, которыми мы можем распоряжаться сами. Второй: когда будут оформлены правовые отношения между СБР и спортсменами. Мы хотели иметь трехсторонний контракт – между спортсменами, СБР и генеральным спонсором, где были бы прописаны права и обязательства каждого. Александр Иванович Тихонов ответил: контракты, как и прежде, будут двусторонними: у СБР - с генеральным спонсором, у спортсменов – с СБР. Мы ответили: хорошо. Александр Иванович сказал, что 9 октября, в день вылета на сбор в Австрию, по первому вопросу нам все подробно разъяснят, а по второму – выдадут на руки проект договора.

- Честно говоря, пока я не вижу в этой ситуации причин для конфликта.

- И мы не видели. В Ижевске получился хороший, конструктивный разговор. Мы задали конкретные вопросы, получили на них внятные ответы. И продолжения ждали именно такого. Названная дата – 9 октября, была понедельником. Всю предшествующую неделю я, как капитан команды, звонил тренерам в Москву, с просьбой взять у Тихонова и Алексашина информацию по поставленным в Ижевске вопросам. Но улетели мы в итоге не только без проекта договора, но и вообще без какой-либо информации. Я читал комментарии Александра Ивановича Тихонова к сложившейся ситуации, и хочу заявить: его обвинения в рвачестве, желании получить «ни за что» большие деньги категорически не соответствуют действительности. В этом конфликте мы не ставим никаких финансовых условий. Мы не говорили ни о количестве денег, которое будем получать от генерального спонсора, ни об оптимизации расходов, ни о сокращении налогов! Более того, если бы СБР вдруг остался без генерального спонсора, мы не стали бы выносить этот вопрос на всеобщее обсуждение. В жизни всякое бывает. Единственное, чего мы добивались и добиваемся, - это установить четкие правовые отношения с СБР. Получив на руки проект договора, мы хотели отдать их на юридическую экспертизу, чтобы четко и недвусмысленно понять: какие обязательства принимаем мы на себя, какие обязательства берет СБР, и какими правами мы еще при этом обладаем. Нормально? По-моему – абсолютно. Я не практикующий юрист, но у меня юридическое образование. И я знаю, что это не только нормальное, но и законное требование.

- Как вы отреагировали, не получив обещанных документов?

- Вставать в позу обиженных и оскорбленных мы не имели права. По одной простой причине: всю подготовку к сезону и выступление на соревнованиях нам оплачивает государство – в лице Росспорта и региональных спорткомитетов. И в этом году, и в прошлом, когда действовал контракт о генеральном спонсорстве с «Мечелом», львиную долю расходов по финансированию – оплате перелетов, переездов, проживания, питания, инвентаря, экипировки и т.д. – нес Росспорт. И в отличие от СБР, с Центром спортивной подготовки Росспорта наши отношения закреплены юридически, мы имеем подписанные договора. Конечно, наличие спонсоров помогало решать оперативные вопросы, получать дополнительные выплаты по ходу и по окончании сезона, однако главным финансистом и заказчиком результатов выступает - государство. Мы это прекрасно понимаем, поэтому, несмотря на трения с СБР, продолжали тренироваться, чтобы подойти к сезону – в максимально хорошей форме. И, конечно, для нас стало большой неожиданностью, когда на сборе в Австрии нашему старшему тренеру Владимиру Александровичу Аликину позвонил представитель Vissmann, и сообщил, что приедет сделать общий фотоснимок команды на фоне флага компании. Естественно, команда восприняла эту информацию крайне негативно. Ни Ростовцев, ни Круглов, ни Рожков, а – вся команда. Мы провели собрание, на котором решили: пока наши отношения с СБР не будут выстроены и четко регламентированы, участвовать в рекламных акциях Vissmann и любой другой фирмы мы не будем. И в «Шереметьево-2» только подтвердили свою позицию.

- Вы понимаете, чем все может закончиться?

- Конечно. СБР является членом Международного союза биатлонистов, и имеет монопольное право заявлять спортсменов для участия в этапах Кубка мира, чемпионатах мира и Европы. Также СБР является рекомендательным органом для утверждения списков сборных команд в Росспорте и грантополучателей в «Фонде поддержки олимпийцев России». Мы понимаем: вступая в конфликт с СБР, не подчиняясь ее требованиям, мы подвергаемся риску получить репрессии со стороны административно-управленческого аппарата СБР. К сожалению, во время встречи в аэропорту конструктивного диалога с Александром Ивановичем Тихоновым не получилось. С его стороны было много слов, эмоций и – абсолютное нежелание выслушать наши аргументы, не говоря уже о том, чтобы прислушаться к ним. Он несколько раз уходил, потом возвращался – и в итоге объявил: или вы прямо сейчас фотографируетесь для Vissmann – или на этапы Кубка мира поедет молодежная команда. Я как капитан команды спросил ребят: вы понимаете, о чем идет речь? И все члены команды - Круглов, Черезов, Чудов, Рожков, Ярошенко, Шульман, Маковеев, Чурин, Кочкин (не было только двукратного олимпийского чемпиона Сергея Чепикова, он из Австрии сразу улетел в Испанию, к семье) – ответили: понимаем, готовы идти до конца.

- И как вы отнеслись к угрозе Тихонова не участвовать в Кубке мира?

- Это не угроза. На тренерском совете, который прошел в Ижевске, были утверждены нормы отбора в национальную команду для участия в Кубке мира, чемпионате мира. И если там значатся пункты о необходимости участия во внутрироссийских стартах, мы будем участвовать. Более того, мы будем участвовать во внутрироссийских стартах, даже если эти пункты появятся в нормах задним числом, по следам нашего конфликта. От имени команды я сказал Александру Ивановичу Тихонову, что мы не против здоровой конкуренции, что считаем даже необходимым участие членов национальной команды во внутрироссийских стартах - другие ребята должны иметь возможность проверить свой уровень, а может быть, и выбить кого-нибудь из команды. Конечно, возникнет вопрос, как скажется дополнительная нагрузка на результатах выступления в этапах Кубка мира, но это сейчас не главное. Мы все готовы отбираться в команду на общих основаниях. И я уверен, все, кто тренировался под руководством Владимира Александровича Аликина, на этапы Кубка мира отберутся. Биатлон считается одним из самых непредсказуемых видов спорта, но на протяжении нескольких стартов все неожиданности нивелируются. А если вдруг кто-то не сможет отобраться… Все будет справедливо. Что тебе делать на Кубке мира, если ты не способен доказать свое превосходство в России?

- А если вас, бунтовщиков, не заявят на международные старты, даже если вы пройдете внутрироссийский отбор?

- По правилам Международного союза биатлонистов, Россия в наступающем сезоне имеет право выставить в каждой гонке трех любых спортсменов плюс всех, кто по итогам предыдущего сезона вошел в число пятидесяти лучших в общем зачете Кубка мира, но не больше семи человек. И если СБР никого из членов сборной России не заявит на Кубок мира, получиться, что от России будут выступать всего три человека. Мне интересно, кто примет такое решение? Тихонов? Или, может быть, Алексашин, который занимает должность государственного тренера по биатлону и несет ответственность за развитие вида спорта в стране в целом? И как они собираются отчитываться перед Росспортом за средства, потраченные на подготовку команды, которая не выступает? Кстати, существует любопытный момент, который также мешает достичь компромисса в нашей ситуации. Подавляющее число сотрудников СБР являются работниками Росспорта. Они получают зарплаты в Росспорте, распоряжаются государственными средствами, направляя их на те или иные нужды. И очень трудно понять, с кем разговариваешь: с государственным человеком - или работником федерации.

- Кстати, как вообще проходит подготовка к новому сезону? Есть проблемы?

- Проблем не может не быть при любом, самом прогрессивном, руководителе и при любом, самом избыточном, финансировании. Чего-то серьезного, что поставило бы под угрозу подготовку команды, не произошло. Все мелкие проблемы мы решали сами, одновременно информирую СБР. Ну, например, мы ни разу не получили патронов. Лично я не стал раздувать из этого скандал, потому что благодаря грантам «Фонда поддержки олимпийцев России» имею возможность вкладывать в свою подготовку свои собственные деньги. Несколько сот евро за четыре тысячи патронов - не такая большая сумма, чтобы я не мог ее заплатить. Купил в Финляндии – и не парился. Конечно, это неправильно. Конечно, такого не должно быть. Но была проблема, и я ее решил. К сожалению, не все решается так просто. Грантополучателей «Фонда…» в нашей мужской команде всего четверо, и среди них нет ни Чудова, ни Рожкова. Хотя вообще странно, что у СБР есть проблемы с дополнительным финансированием сборной России. Александр Иванович Тихонов еще в Ижевске объявил, что контракт с Viessmann – в три раза больше, чем был с «Мечелом».

- Какие действия намерены предпринять в дальнейшем?

- Команда сейчас разъехалась по домам, где продолжит индивидуальную подготовку по конспектам старшего тренера. 4 ноября в Ханты-Мансийске начинается очередной сбор. Будем работать, готовиться к первому этапу Кубка мира. Если скажут выступать на отборочных стартах, не сомневаюсь, что пройдем их достойно. Главное – выкинуть из головы весь этот конфликт, постараться отвлечься. Известно, губит людей не ситуация, а эмоции, которые она вызывает. Знаю это по себе – после трагической ситуации, связанной с гибелью близких людей. Важно не зацикливаться, а идти дальше. Хотя сделать это будет сложно. Из Ижевска уже звонил Иван Черезов. После возвращения из Москвы его вызвал на ковер министр спорта Удмуртии, начал пытать: звонил Тихонов, говорит, в сборной два нехороших человека - Ростовцев и ты, перестань заниматься ерундой. Парень молодой, переживает. Я, не сильно рискуя ошибиться, предположил: позвонив в Уфу, Тихонов называл фамилии Ростовцева и Чудова – и так далее. Конечно, вся эта ситуация сильно отвлекает от работы, от подготовки. Но я капитан команды, вынужден находиться на острие конфликта.

- Не могу не спросить: назначенные на 25 декабря выборы президента и всего руководящего совета СБР сказываются на ситуации?

- Не могут не сказываться. Мы еще сразу после Олимпиады предложили провести отчетно-выборную конференцию СБР как можно раньше. Чтобы вступить в новый сезон с известными руководителями, с четкой программой. Мы не говорим – с Тихоновым или без Тихонова, с Ивановым или с Петровым. Нам важна стабильность, а ее сейчас нет. В «Шереметьево-2» Александр Иванович Тихонов несколько раз повторил, что не будет выставлять свою кандидатуру. Он не понимает, что мы не против него, мы просто хотим цивилизованных отношений. По большому счету, нам абсолютно все равно, кто именно возглавит СБР. Главное - чтобы он обеспечил достойную подготовку национальной команды. Но Александр Иванович такой человек: или ты с ним – или против него, или ты его лучший друг – или злейший враг. К сожалению, всех, кто не разделяет его точку зрения, он автоматически зачисляет в категорию врагов.


Андрей Митьков, (АСИ "Весь спорт")

 
created by neonix 2005