19.01.2022

Вход

Реклама

Перед зимними Играми-2002 в Солт-Лейк-Сити 24-летняя Ольга Зайцева была несказанно счастлива тем, что пробилась в олимпийскую сборную. Сейчас же, всего через четыре года, совершенно невозможно представить российскую биатлонную команду без этой спортсменки. На которую в Турине помимо личных выступлений, скорее всего, ляжет наиболее ответственная задача: отстаивать честь страны на заключительном этапе эстафеты.

ЧЕТЫРЕ ГОДА НАЗАД БЫЛО НЕПРОСТО

     Мы встретились в начале декабря на этапе Кубка мира в австрийском Хохфильцене, на котором Зайцева завоевала серебро в индивидуальной гонке. После финиша Ольга выглядела настолько вымотанной и одновременно раздраженной, что я было подумала вообще отменить интервью. Но меня успокоила Оксана Рочева - родная сестра Зайцевой и ее тренер.

     - Не обращайте внимания. Оля совсем не чувствует себя звездой, и когда сталкивается с повышенным вниманием к своей персоне, начинает смущаться, уходит в себя. Со стороны такое может казаться зазнайством, однако на самом деле это просто защитная реакция.

     Спустя пару часов мы уже сидели в гостиничном номере и пили чай за крохотным столиком, на котором в изобилии были разложены разнообразные кондитерские вкусности.

     - Знаете, меня всегда ругали за лишний вес, когда маленькая была, - сказала вдруг Ольга. - Постоянно говорили, что я толстая. Сначала я расстраивалась, а потом стала себя успокаивать: мол, с таким телосложением никогда худой не буду - кости у меня широкие. Но постепенно все лишнее куда-то ушло. Выбегалась. Сейчас уже досконально знаю, каким должен быть тренировочный вес, каким - боевой... Все-таки уже 16 лет в спорте. 11 из них - в биатлоне.

     -Что вы испытали, когда впервые попали во взрослую сборную?

     - Помню, как с восхищением смотрела на девочек. Тогда выступали Галя Куклева, Света Ишмуратова, Оля Пылева. Нравилась Анфиса Резцова. Я всегда старалась гонки с ее участием посмотреть. Сергеем Чепиковым до сих пор восхищаюсь - столько лет человек в большом спорте! Он своеобразный, не такой, как все. Всегда знает, что делать и как делать - настоящий профессионал. Как Бьорндален.

     -История о том, как вы пришли в биатлон из лыжных гонок, хорошо известна. А с каких пор вы воспринимаете себя как профессиональную спортсменку?

     - Переломными стали Игры в Солт-Лейк-Сити. В индивидуальной гонке я стала 35-й или 37-й, хотя до старта амбиций было выше головы. Думала, в десятку сильнейших могу попасть, в крайнем случае в пятнашку. И, кстати, была в их числе после второго рубежа. Но на самом деле результат, который получился, был реально моим. Помню, шла по лыжне и думала не о том, как работаю, а какой финиширую. Было так тяжело и так себя жалко... Тренеры до последнего круга ничего мне не говорили. Это нормально - вести прежде всего сильнейших. Однако в тот момент у меня слишком воспаленные мозги были. От этого и воспринимала с обидой, что на меня никто не смотрит и никто ничего не говорит. Готовилась же, хотела показать результат, чтобы заметили.

     -Какой опыт вы вынесли с тех Игр?

     - Самое ценное то, что удалось повариться в том котле. До сих пор помню нервотрепку, которая сопровождала олимпийский отбор. Мы с Оксаной тогда только-только вместе работать начали. До этого меня шесть лет тренировал Александр Иванович Суслов. Сейчас понимаю: счастье великое, что вообще на Игры взяли.

     - Тогда действительно непросто было, - вступила в разговор Оксана Рочева. - До олимпийского сезона Оля выступала только на российском уровне, и чтобы попасть в сборную, должна была на чемпионате страны выиграть одну из гонок, а второй финишировать в шестерке. Тот чемпионат в полном смысле стал для нас путевкой в будущее. Я ведь до этого работала в детской спортивной школе и привыкла к тому, что дети, когда им что-то объясняешь, в рот тебе смотрят, беспрекословно выполняют любое указание. А с Олей у нас не очень большая разница в возрасте - всего пять лет, и она привыкла держаться со мной на равных. Иметь собственное мнение. Ее намного сложнее в чем-то убедить, особенно если она считает, что права.

     Тот сезон оказался на редкость тяжелым. Нужно было ведь не только попасть в команду, но и удержаться в ней. В первый год постоянно преследовало ощущение, что в любой момент можешь вылететь из состава, что на твое место возьмут кого-то другого.

     - Сами представьте, - добавила Ольга, - тебя возят по соревнованиям, а ты все время думаешь о том, чтобы не провалить старт. Совсем другое дело, когда можно планировать подготовку, спокойно тренироваться. Когда знаешь, что, как бы ты ни пробежала сейчас, все равно будешь выступать на чемпионате мира, Олимпийских играх. Когда не надо все время бороться за выживание.

ТЕПЕРЬ СТАЛА НАГЛЕЕ

     -Насколько вы азартный человек на дистанции? Способны разозлиться, попытаться прыгнуть выше головы?

     - Лучше всего, когда бежишь и просто делаешь свою работу. Ту, к которой готов. Любые лишние мысли сбивают. Тем более когда начинаешь думать о возможном результате. Поэтому все лишнее я стараюсь от себя отгонять. Не всегда, правда, получается.

     Иногда, когда стартовать приходится в числе последних, как здесь, в Хохфильцене, непросто бывает заставить себя не думать о том, что все уже пробежали и отстрелялись, а ты только второй круг заканчиваешь. Я в раздевалке даже об этом думала. О том, что если бы сразу стартовала, то уже отмучилась бы. А так - ждешь, ждешь...

     Бывает, что и на огневом рубеже в голову лезут совершенно неподходящие мысли. Там вообще много сбивающих факторов - даже когда кто-то приходит и просто становится рядом. Хуже всего, если человек при этом еще продышаться пытается: стоит и дышит, дышит. Думаешь: елки-палки, ну когда ты уже под руку дышать перестанешь!

     -Что в биатлоне привлекает вас больше всего?

     - Все. Случается, конечно, что тренироваться не хочется - особенно летом, когда наиболее тяжелые нагрузки. Соревнований уже ждешь как не знаю чего. Когда все получается, то нравится и бегать, и стрелять. Даже не могу сказать, что больше.

     -А вам доводилось предчувствовать хороший результат заранее?

     - Лучше испытывать неуверенность. Когда я думаю, что выиграю - точно проиграю. Даже если ты в неплохой форме, стоит подумать о чем-то ненужном - и все.

     -В неспортивной жизни вам легко испортить настроение?

     - Запросто! Особенно раньше. Сейчас повзрослела, 27 лет все-таки. Стала наглее, наверное.

     -Наглость имеет значение на соревнованиях?

     - У лыжников, знаю, бывает, что на лыжне толкают. Они нам рассказывали, что в спринтах некоторые гонщики иногда специально лыжу соперника стараются подбить. У нас такого нет. Я по крайней мере с этим не сталкивалась. А если это вдруг случайно происходит, мы после финиша извиняемся друг перед другом. Хотя сегодня китаянка мне всю дорогу мешала. По-настоящему мешала - разозлила меня даже.

     Я, наоборот, всегда смотрю, чтобы ни на кого не наехать - сама ведь время потеряю. Хотя допускаю, что ситуация, в которой надо будет постоять за себя, может возникнуть.

ВИНТОВКА - ТОНКИЙ МЕХАНИЗМ

     -Любимый стадион у вас есть?

     - Нравится выступать в Эстерсунде - там мне везет. В Поклюйке хороши и природа, и трасса, и место, где мы обычно живем. Люблю Хохфильцен.

     -Вот с такой непредсказуемой погодой?

     - Это же горы! Тут можно начать гонку в снегопад, а закончить в ливень. Сегодня была такая же погода, как на чемпионате мира, который проходил здесь в марте. Тогда я не бежала индивидуальную гонку, и теперь мне предоставилась возможность испытать то, что испытывали выступавшие в этом виде.

     -Мне запомнился чей-то рассказ о том, как горько вы плакали, когда пару лет назад из-за соревнований не сумели полететь домой на Новый год. Сейчас привыкли или все так же скучаете по дому?

     - Родители скучают. Я звоню. Тоже, конечно, скучаю. Во время сезона приезжаю к ним в лучшем случае на 5 - 6 дней. Хочется вообще никуда из дома не выходить, с племянниками пообщаться - растут-то без меня. А приходится по Москве бегать, за командировки отчитываться, винтовку сдавать - дома ее держать нельзя, даже если сейф есть. Потому что винтовка официально принадлежит школе и должна храниться в тире. Охотничье нарезное или гладкоствольное оружие можно дома хранить. А спортивное - нет. Сейчас вроде бы нам собираются сделать паспорта, в которых оружие будет записано на спортсмена, но пока приходится подчиняться существующим правилам.

     -Сложно было в этом сезоне привыкать к новой винтовке?

     - Когда я "Аншютц" после ижевской винтовки в руки взяла, то даже растерялась. И устройство спуска другое, и чувствительность. Чтобы освоить, пришлось потрудиться. Стрелять, тренажить - все это обычно нарабатывается летом, чтобы к началу сезона вообще не думать о том, как стреляешь, делать это автоматически.

     Винтовка - очень тонкий механизм. Пока я выступала на российском уровне, бывало, падала на винтовку - особенно на спусках, а сейчас в любой ситуации первым делом о ней думаю. Не дай бог что-то собьется, сломается...

     -Вам когда-нибудь бывало по-настоящему страшно на лыжне?

     - Да. Но я быстро поняла, что когда боишься, обязательно что-то нехорошее произойдет. Сейчас более профессионально отношусь: приехали, посмотрели трассу, повороты. У нас как-то в Австрии сбор был, на котором мы по горнолыжным трассам на обычных лыжах катались - учились повороты проходить. Трассы-то становятся все более сложными. В том же Эстерсунде у женщин перепад высот был больше, чем у мужчин. В Сан-Сикарио (олимпийский стадион-2006. - Е.В.) очень накрученная трасса.

     -В мое время считалось, что по-настоящему ценна лишь одна медаль - золотая. Сейчас принято говорить, что любая награда почетна. А вы что думаете по этому поводу?

     - Всякая медаль хороша. Даже бронзовая. Сейчас все готовятся к Играм, все идут к цели и знают, к какой. Сложится - хорошо. Не сложится - будем работать дальше. Конкуренция в биатлоне ныне такова, что любой из 30 сильнейших спортсменов реально может быть в призерах. Все работают приблизительно в одинаковых условиях, все хотят выиграть, все тренируются. В такой ситуации решающую роль в гонке может сыграть любая мелочь.

     -А вы чувствуете некую ответственность за свой статус чемпионки мира? Например, что у вас нет права выступить ниже определенного уровня? Или проиграть кому-нибудь из совсем молодых?

     - Я, наверное, еще не доросла до статуса звезды, чтобы так думать, и поэтому мне проще. В биатлоне любой человек проиграть может. Такой у нас вид спорта. Раньше была Магдалена Фосберг, которая все выигрывала. А сейчас у женщин такого лидера нет. Сегодня - ты, завтра - другая. Так все быстро меняется...

     Когда интервью было закончено и Зайцева ушла на массаж, оставив нас вдвоем с Оксаной, я не выдержала и спросила:

     -Что заставило вас с головой окунуться в работу с сестрой, когда ни вам, ни ей толком не платили и было неизвестно, появится ли результат?

     - Ольгина заряженность на работу. Мой муж в свое время ушел из лыж - мы с ним оба лыжники - именно потому, что не на что было жить. Мы тогда только поженились, ждали ребенка, и он решил, что надо бросать гонки и заново приспосабливаться к жизни. Но Ольге я всегда говорила: если уж ты занимаешься каким-то делом, старайся работать так, чтобы потом не жалеть, что ты чего-то не сделала, не дотерпела.

     -Получается, через нее вы реализуете себя как не до конца состоявшаяся спортсменка?

     - В какой-то степени да.

 

http://www.sport-express.ru/art.shtml?114561

 

 
created by neonix 2005