05.03.2021

Вход

Реклама

Представляем вашему вниманию "Прямую линию" белорусской газеты "Спортивная панорама" с четырехкратной чемпионкой мира по биатлону Еленой Зубриловой, которая, завершив спортивную карьеру, работает с резервом сборной командой Беларуси. О своей многотрудной и успешной спортивной жизни, о первых шагах в новом деле, о преданности любимому виду спорта и своей семье, о прошлом, настоящем и будущем в прямом диалоге с болельщиками.

ЧТО ИМЕЕМ, ТО ИМЕЕМ

— Что входит в круг ваших обязанностей как старшего тренера по резерву? (BLRYura)
— В моем подчинении находятся юниорские и юношеские команды — ребята и девчонки, их тренеры. Моя главная задача — организовать, создать условия для работы, обеспечить, чтобы никто и ни в чем не нуждался. В этом и только в этом случае процесс будет иметь прогрессивный характер. Ведь сегодня все неравнодушные к биатлону люди способны сформулировать нашу основную проблему: между национальной командой и резервом существует, скажем так, большой промежуток. Его и надо закрыть. Вечных спортсменов, каких бы высот они ни достигли, не было, нет и не будет. Звезды уходят, и это объективно. Но им на смену должны приходить новые яркие спортсмены, а для этого необходимо построить и обеспечить эффективное функционирование базового уровня. Над этим и будем работать, преследуя и количественные, и качественные цели.

— Для подобного вида деятельности необходимо определенное душевное расположение. Отнюдь не каждому интересно работать с бумагами, что-то выбивать или добывать…
— Вы правы. Завершив спортивную карьеру, два года занималась практической тренерской деятельностью, а сейчас пробую себя в новой сфере. Вхожу в курс дела, вникаю в нюансы, стараюсь во всем разобраться. Наверное, совершаю изрядное количество лишних телодвижений, но опыт наживается, и осознание этого вселяет в оптимизм. Да и не набив шишек, ничему не научишься.

— Вас приветствует орденоносный город Гомель, Игорь Гатальский. Я являюсь горячим поклонником биатлона, да и вообще спорта, здорового образа жизни. Хочу вас поблагодарить за ваше выступление за Беларусь и сказать, что всегда мы, болельщики, вас помним. У меня такой вопрос: как вы считаете, какими качествами необходимо обладать наставнику, который хочет воспитать великого спортсмена или спортсменку?
— Он должен быть не только тренером, но совмещать в себе и маму, и папу, и доктора. Тренер должен по взгляду, по глазам, по движениям спортсмена знать, какую нагрузку ему дать, когда вовремя убрать с тренировки или надавить, чтобы он через «не могу» выполнил то, что нужно.

— Какие нагрузки вы предлагаете молодым спортсменам, и готовы ли они к ним? (Наталья, Минск)
— Сегодня у меня в подчинении пять тренеров, и четверо из них работают со своими группами. Каждый из них предлагает свою систему, а я смотрю, корректирую. Надо доверять коллегам, не мешать им, не вставлять палки в колеса. В юниорской команде, например, специалист уже воспитал чемпиона мира, подготовил других талантливых спортсменов, и в этой ситуации было бы просто неправильно лезть со своим уставом в чужой монастырь, предлагая сделать либо больше, либо меньше в ходе учебно-тренировочного процесса. Корректировка в стрельбе, подсказки касательно лыжной техники — другое дело.

— Любого спортсмена лучше всего знает личный тренер. В связи с этим должны ли спортсмены готовиться с командой?
— На начальном этапе каждый маленький ребенок — еще любитель, он готовится с личным тренером. Как только результат появляется, его передают в команду, если тренер не может создать необходимые условия для дальнейшей работы. Но личный наставник должен общаться с главным тренером, приезжать на определенные сборы, чтобы вместе смотреть, подсказывать, замечать те маленькие изюминки или недостатки, на которых необходимо заострять внимание.

— Сколько спортсменов входят в составы юниорской и юношеской команд?
— Окончательной ясности по штатному расписанию нет. Проводим только первый сбор, начинаем потихоньку узнавать и притираться друг к другу. Также необходимо понимать, что спортсмены учатся, не все сумели приехать. А вот уже после второго сбора большинство вопросов получит конкретные ответы. В цифрах расклад такой. Первый сбор — 22 биатлониста, второй — 25. Плюс, разумеется, наставники, обслуживающий персонал. Просматриваем, проводим обследования, узнаем функциональные возможности спортсменов, их потенциал.

— Вопрос финансирования по сути дела нового проекта насущен?
— Находимся под опекой биатлонного клуба. Сергей Иванович Булыгин создает все условия. Уже сейчас запланированы три сбора, и, естественно, это замечательно. Никаких жалоб.

— В материальном отношении на жизнь вам хватает?
— Как и большинству из нас — хотелось бы лучшего. Но что имеем, то имеем — и не жалуюсь. Выкручиваемся, не страдаем.

ТРУД ПЕРВИЧЕН

— В газете «Спортивная панорама» были опубликованы интервью Дарьи Домрачевой, Ольги Кудряшовой и тренера Андриана Цыбульского, в которых они рассказали о попытках подкупа. Не было ли аналогичных предложений к вам? Ваше отношение к столь скандальной ситуации? (Виктор, Минск)
— Для меня сегодняшний номер «СП» стал шоком. За всю мою спортивную карьеру никогда с подобным, к счастью, не сталкивалась. Это ужасно, что нашелся человек, причем супруг и личный тренер известной биатлонистки Кати Ивановой, который таким образом захотел заработать. Увы и еще раз увы.

— Но вы верите, что такое имело место быть?
— Да. Знаю наших девчонок и понимаю, что раз сказали — значит, так это и было. И ведь с подобными нечистоплотными предложениями этот господин обращался не только к членам белорусской команды. Например, подходил к тем же россиянкам. Думаю, что «посещал» и другие команды. Печально само стремление заработать на людях таким нечестным способом.

— Возможно ли в современном спорте выступать на одном здоровье, или эта эпоха бесповоротно канула в Лету?
— Скорее всего, второе. Было время, когда я бегала на своем здоровье, но сегодня, судя по результатам лидеров, без качественного медицинского обеспечения никто не обходится.

— Как вы отнеслись к последним допинговым скандалам в биатлоне — финка Варис, россиянка Моисеева, раздутая СМИ история об австрийской клинике, которую регулярно навещают немцы? (Андрей)
— По конкретным случаям разбираться не хочется. Но это не секрет, что в спорте медицинский фактор используют не только легально, например для того же восстановления, но и нелегально — для усиления скоростных качеств, функции. Люди рискуют, идут на это с определенным умыслом… Но здесь надо отделять зерна от плевел. Допинг — это допинг, но благодаря восстанавливающим и, акцентирую внимание, разрешенным препаратам можно подвести себя в оптимальном состоянии к нескольким главным гонкам в сезоне.

— Талант или трудолюбие — что первично?
— Талант — это здорово. Однако без трудолюбия достигать результатов, причем не на протяжении одного года, а стабильно, невозможно. Труд, труд и труд. Он превалирует.

НУЖНА ТРУБА

— Как оцените прошедший сезон для белорусской сборной? (RESPEKT)
— Начало сезона, на мой взгляд, получилось крайне невыразительным. Но акцент был сделан на чемпионат мира. И в Остерсунде команда выступила достойно. Чтобы ни говорили про смешанную эстафету, она входит в программу планетарного форума. Поэтому серебряная медаль команды в этой дисциплине заслуживает уважения.

— Мы с друзьями часто дискуссируем относительно вас и нашей нынешней главной надежды — Домрачевой. Глядя на Дашу, вы не вспоминаете себя в первые годы выступления? Способна ли она превзойти ваши достижения? (Александр, Минск)
— У вас еще будет возможность нас заочно сравнить — надеюсь, Домрачева будет долго выступать. Да, пока ей не хватает стабильности в стрельбе. Почему? Возможно, в минувшем сезоне где-то ошиблись тренеры — Дарья из-за болезней не смогла выполнить тот объем функциональной и стрелковой работы, который требовался. Но у Домрачевой впереди уйма времени. Не сомневаюсь, она уже за это межсезонье наверстает упущенное, исправит ошибки. Ведь, по большему счету, стабильность в стрельбе приходит с опытом. Желание же совершенствоваться, побеждать у Дарьи было всегда.

— Хочу поблагодарить за то, что порадовали нас такой успешной карьерой. Видя вас на телеэкранах, мы с друзьями наслаждались биатлоном! А вопрос у меня такой. В прошлом году к нам приехало трио россиян: Грушецкая, Виноградова и Шеталин. По каким-то причинам, насколько я знаю, первые двое закончили уже карьеру, а Шеталин вернулся в Россию. Но до приезда в Беларусь Василий находился в резерве наших восточных соседей, а Грушецкая показывала результаты не хуже Кудряшовой. Почему в принципе крепкие середнячки так неудачно выступили за нашу страну в прошедшем сезоне? (Евгений, Минск)
— Сложный вопрос. Могу предположить, что тренировочные планы, предложенные спортсменам в России и в Беларуси, отличались. И, вероятно, им не подошел график подготовки, который составили наши тренеры. Не в курсе российских выступлений Шеталина и Грушецкой, но то, что они не смогли создать конкуренцию в сборной Беларуси, — это факт. По этой причине, думаю, от их услуг и отказались.

— Что вам известно о ситуации с Екатериной Ивановой?
— Иванову ждут в Беларуси. Никто не против ее возвращения в состав национальной сборной. Но без своего тренера и мужа Сергея Виноградова. Почему? Откройте сегодняшний номер «Спортивной панорамы»…

— От дефицита снега нам теперь никуда не деться. Как, на ваш взгляд, лучше выходить из этой ситуации? Ставить трубу, в которой можно тренироваться круглый год, или покупать мощные пушки и насыпать круги?
— Дело в том, что пушки работают при минусовой температуре. В Беларуси же зимы теплые, порой доходит до +12. Поэтому строительство трубы — наверное, выход из положения. В придачу к ней хотят провести скоростной трамвай, который обеспечит доставку из Минска в Раубичи и обратно.

ЛЕТИ, ПУЛЯ, ЛЕТИ!

— Вам было бы легче гоняться сейчас? Ведь из-за глобального потепления становятся редкостью морозы, которые вы, по собственному признанию, ненавидели. Хотя месить кашу — занятие тоже малоприятное.
— Трудно сказать… Я уже два года не выступаю. Переход из одного статуса в другой проходил непросто. Спускаться с пьедестала и с головой окунаться в иную жизнь тяжело. Ладно с морозами! Надо было найти себя, переключиться на совсем другие нагрузки. Считаю, что справилась, поэтому и отказалась от поступавших предложений возобновить карьеру.

— Почему?
— И здоровье не то, и возраст, и за два года паузы почувствовала за собой физическую слабинку. Когда не надо изо дня в день трудиться в таких объемах, как это было в годы выступлений в большом спорте, то это получается автоматически. Правда, сейчас тоже работаю с утра до позднего вечера, но это уже другая нагрузка. Привыкаю к ней.

— Тяжело смотреть биатлон со стороны? (Андрей)
— Вспоминаю, например, как несколько лет назад на этапе Кубка мира в Оберхофе упала и получила сотрясение мозга, а на следующий день не вышла на эстафету. Психологически было очень непросто. Знала ведь, что могу помочь команде, а тут бегут вместо тебя… Первый год после завершения карьеры также ощущала некий дискомфорт. Зато сейчас смотрю соревнования как обычный болельщик.

— А если приходится в качестве тренера?
— Любой наставник всегда переживает за своих учеников. Спортсмены сконцентрированы на стрельбе и соперниках, а тренер видит всю ситуацию в целом и переживает: получится ли у подопечного, правильное ли он примет решение…

— У трубы для корректировки стрельбы не чувствуете себя Гулливером в стране великанов?
— Ничего страшного, потихоньку привыкаю. (Смеется.) Когда в минувшем сезоне мы выезжали на этапы Кубка Европы, я находилась рядом с Юрием Юрьевичем Альберсом. Все-таки одна труба хорошо, а две лучше — можно вести несколько спортсменов. Причем, наблюдая за стрельбой, тренер сам каким-то внутренним ощущением пытается направить пулю в цель.

— При подходе к стрельбищу биатлонисты в зависимости от погодных условий и работы на предыдущем огневом рубеже получают от тренеров команды типа: «Две щелчка налево или три щелчка направо». Как воспринимаются эти подсказки, сколько времени есть у спортсменов на принятие решения?
— Во время больших соревнований один тренер обычно находится на стрельбище, а второй — на подходе к огневому рубежу. Первый наставник отслеживает стрельбу спортсменов, которые стартуют в первых номерах, анализирует, изменились ли погодные условия — ветер, солнце, освещение, — и если надо сделать поправку, то по рации передает информацию второму тренеру. Но! Бывает, что ветер порывистый. Тогда заранее внести коррективы очень сложно. Поэтому многие биатлонисты, приходя на стрельбище, ориентируются по красным флажкам, которые хорошо видны. Вы наверняка наблюдали картину: спортсмен смотрит на эти флажки и делает поправку. Такому умению применять решение самостоятельно учат на тренировках.

— Как подсказывают спортсменам, которые бегают в берушах?
— Наши обходятся без них и все слышат. А немцам или шведам, если те бегут в берушах, тренеры показывают табличку с огромной мишенью, на которой видно, куда ушли выстрелы.

— Возможно ли, что вскоре биатлонисты будут применять радиосвязь? Вон велосипедистам боссы команд уже постоянно указывают: «Давай попей, давай поешь…»
— Дело в том, что в велоспорте это все разрешено. В биатлоне же нельзя подсказывать во время стрельбы, фактически запрещены любые телодвижения со стороны тренера. В случае каких-либо нарушений наказывают спортсмена. Он сам должен ориентироваться.

— Как объяснить ситуацию, когда человек приезжает на стрельбище и палит не по своей установке. Например, с Ярошенко в прошедшем сезоне, кажется, такое было дважды…
— На самом деле все объясняется довольно просто. Когда биатлонист становится на рубеж после круга напряженной работы, он словно находится в «отключке». Где-то бросил беглый взгляд на установку, винтовка «встала» — и пошел стрелять. Но случается, что биатлонист даже не посмотрел на номер, отработал и убежал на трассу, не осознавая, что, возможно, корпус принял не совсем правильное положение и изготовка перескочила на мишень соседней установки. Настолько спортсмен бывает сконцентрирован!

— Как биатлонисты относятся к габаритному выстрелу?
— В отличие от тренера спортсмены его не видят, разве что только чувствуют. А повезет или не повезет — это зависит в том числе и от силы пули. Иногда смотришь за стрельбой тех же немцев: вроде промах, но благодаря осколкам пули электронные установки закрываются.

— Получается, технический прогресс в биатлоне способствует усилению субъективного фактора?
— Пожалуй.

КОЛДОВСТВО НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

— Вы четырехкратная чемпионка мира, не говоря уже о победах и призовых местах в Кубке мира и континентальных форумах. Однако Олимпиады вам так и не покорились. В этой связи, когда вы смотрели эстафетную гонку последнего чемпионата мира, не возникло ли у вас ассоциаций по поводу последнего этапа Ольги Кудряшовой и вашего финального отрезка на Играх-2006? (Иван, Могилев)
— Турин, Чезана Сан-Сикарио… До сих пор анализирую, в чем ошиблась, что сделала не так. Недоработала либо, наоборот, перегрузилась. Соревнования проходили на большой высоте, и, возможно, имело смысл восстанавливаться, а не продолжать осваивать огромные тренировочные объемы. Ведь, когда начались старты, почувствовала, что организм уже истощен. Нет запаса. И, конечно, очень обидно за эстафету, за проигрыш бронзовой медали Франции. Но, как показал спор квартетов на чемпионате мира в Остерсунде, Байи — это Байи, пускай в минувшем сезоне Сандрин находилась и не в самой лучшей форме. Она на своем этапе способна сделать невероятное. На Олимпиаде мы заранее понимали, что Байи сильнее и если увидит мою спину, то приложит запредельные, но подвластные ей усилия, чтобы догнать и обойти.

— И все-таки. Есть два взгляда на финишный отрезок того злосчастного этапа. Первое мнение: вы правильно сделали, что сбросили ход, ибо впереди ждал масстарт. Второе мнение: надо было упираться до конца. В конце концов, чем черт не шутит…
— У меня в этом вопросе нет дилеммы. Было бы чем — упиралась бы. Но не было. Уже придя на «стойку», практически ничего не видела. Силы иссякли до крайнего предела. Закрыла все пять мишеней, но стреляла на ощупь. На голых ощущениях. Когда же Байи меня обошла, то внутри все оборвалось. Предобморочное состояние. Сжала зубы и преследовала на силе воли только одну цель: дойти до финиша, чтобы команда вообще не осталась без места в итоговом протоколе. Поэтому думала не о масстарте, а о том, как бы не упасть. Не упала, откачали — радовалась уже этому.

— У вас день рождения в феврале, а на этот месяц приходятся зимние Олимпиады. Как относитесь к теории о том, что перед днем рождения организм человека ослабляется?
— Кто его знает? Может быть, это действительно так. Ведь как бы хорошо я ни была готова, Олимпийские игры для меня — «заколдованный» старт. По большому счету, он мне никогда не удавался. Поэтому, наверное, соглашусь с этой теорией. Но в спорте мы не можем выбирать, когда выступать, а когда праздновать свой день рождения. Нужно быть готовым выходить и бежать в любой момент.

— Как относитесь к различного рода гороскопам, прогнозам, влиянию магнитных бурь?
— Иногда читала, но не делала на этом акцент. Где-то верю, где-то нет, просто стараюсь делать то, что считаю нужным на сегодняшний день.

— Вы действительно воспринимали Олимпиаду как смысл всей жизни или, по крайней мере, карьеры? Да, вам не удалось завоевать медали Игр. Но ведь на таких стартах большую роль играет везение, а подфартить однажды может любому, как, скажем, нашему лыжнику Корнеенко. И, например, в горных лыжах считается, что выигрыш Олимпиады — это хорошо, но первенствовать по итогам Кубка мира, то есть выступать стабильно на протяжении сезона, — престижнее. Вы же восемь сезонов кряду не выпадали из десятки общего зачета Кубка мира.
— Спустя некоторое время после завершения активных выступлений я понимаю, что моя спортивная карьера состоялась. У меня есть немало медалей чемпионатов мира, в том числе и четыре золотые, а также большое количество наград на этапах Кубка мира, чемпионатах Европы. Вроде как все хорошо, но хотелось поставить точку именно на Олимпиаде. Поэтому остался небольшой осадок оттого, что все-таки не сделала этого. Хотя болельщики называют меня олимпийской чемпионкой. По этому поводу есть замечательная песня, приведу пару строк: «За то, что ты с душой играл, народ тебя короновал». Так и мне присвоили то, чего я не смогла добиться на лыжне.

НОЙНЕР УНИКАЛЬНА

— В одном из своих предыдущих интервью «СП» вы сказали о том, что видите свою задачу и в том, чтобы помочь «дозреть» не сразу раскрывшимся спортсменам. Действительно, таких вундеркиндов, как Нойнер, в истории биатлона считаные единицы. Но все-таки как объяснить, что в российской команде начинают раскрываться в весьма «преклонном» возрасте, как это случилось с тем же Ярошенко?
— После Олимпиады в Турине у россиян возникла нехватка высококвалифицированных спортсменов. В той же женской команде многие решили стать мамами. В связи с этим шанс получил второй эшелон. А национальная команда — это чуть больше внимания, лучшая фармакология, самые современные тренировочные методики, позволяющие в полной мере раскрыть потенциал. Это и привело к росту результатов Ярошенко, и не только его. Причем это непросто — перейти на элитарный уровень, заставить себя выворачиваться наизнанку в каждом старте.

— В российских СМИ мелькала информация, что в биатлон собирается перейти Юлия Чепалова…
— В биатлоне очень сильно возросли скорости. Кроме этого, нужно быстро и точно стрелять. А у любого спортсмена, который переходит в биатлон из лыжных гонок, меняется техника передвижения — за плечами-то висит от 3,5 до 5 кг. Плюс бывшим лыжникам требуется больше времени на изготовку при стрельбе. Одним словом, адаптация неизбежна. Хотя россиянки Пылева и Ишмуратова, которые также пришли в биатлон из лыжных гонок, добивались серьезных результатов. Поэтому при соответствующей подготовке все возможно.

— Какую роль в биатлоне имеют физические параметры? Создается впечатление, что таким миниатюрным спортсменкам, как вы или Андреа Хенкель, больше приходится уповать на точную стрельбу. (Лена, Речица)
— В биатлоне выигрывают и высокие, и не очень высокие девушки. Главное — функциональные качества, работа сердечно-сосудистой системы. Насколько организм справляется с необходимыми нагрузками, как работает в экстремальных условиях. Причем на солидной высоте над уровнем моря. И все индивидуально. Чем ниже ростом, тем более «скомплектована», тем более резкими получаются движения. Да и лыжный шаг отнюдь не короче. Например, упомянутая вами Хенкель идет на огромном шаге, что обеспечивается правильной технической направленностью. Продвижение на лыжах, скольжение у нее превосходное. Можно только позавидовать.

— Кого считаете главным претендентом на большой Хрустальный глобус у женщин в будущем сезоне? (Виталий)
— Думаю, что его возьмет Магдалена Нойнер. Это уникальная спортсменка. Ей пока не хватает при стрельбе стоя психологической уверенности. Но она придет с возрастом.

— Способна ли Нойнер превзойти Магдалену Форсберг — вашего, равно как и немки, кумира?
— Я восхищалась Форсберг как спортсменкой — кумира же у меня как такового, к сожалению, наверное, не было. На определенных спортсменок обращала внимание, чему-то училась, однако спустя некоторое время уже приходилось бороться с ними на равных. А превзойдет ли Нойнер Форсберг… Каждое поколение имеет своего кумира. Но все равно, то, что сделала Форсберг, и то, что еще сделает Нойнер, нельзя сравнивать. Если бы их и Дизль поставить в одну гонку, тогда, вероятно, можно было бы отдать кому-то приоритет. А так каждый спортсмен становится великим в свое время.

Я — СЛАВЯНКА

— Вам не мешала в детстве фамилия Огурцова?
— Прозвища были, но не обращала на них внимания. Фамилия есть фамилия — ее не выбирают.

— А вашему отцу?
— Это лучше спросить у него.

— Вас называли в Беларуси и Оленой, и Алёной, и Еленой. Как все-таки правильно? Как обращаются к вам близкие? (BLRYura)
— Кто называет Елена, кто — Алёна. Алёнка звучит как-то по-сказочному, а Елена — это прекрасное женское имя. Поэтому называют, как кому нравится.

— Следите ли вы за сборной Украины, ее успехами? (Виталий)
— Конечно. Приятно, что в завершившемся сезоне особенно женская команда выступила не просто достойно, а замечательно. За это можно высказать слова благодарности тренерам и президенту федерации Владимиру Брынзаку. Невзирая на то, что когда-то развалили нашу команду (пускай это звучит грубо, но меня поддержит и Лена Петрова, и другие девочки), Брынзак сумел спустя столько лет создать новый коллектив.

— Андрей Шевченко сказал, что чувствует себя гражданином мира. А вы себя кем позиционируете?
— Скажу так: я — славянка. Ведь на самом деле неважно, кто украинец, кто белорус, так как у всех нас общие корни.

— Часто бываете в Киеве? (Александр, Минск)
— Редко, но приезжаю с удовольствием. Все-таки в украинской столице еще учится моя дочка, живут родители.

— Где вас можно встретить? Случайно не на Крещатике, как Шевченко?
— На Крещатике бываю редко, а вот по набережной на Оболони гуляю регулярно.

— Киев — красивый город?
— Он хорош в любое время года. Но особенно великолепен весной, когда распускаются каштаны, появляются первые листочки и цветочки…

— А Минск?
— Это запоминающийся город со своим лицом.

— Научилась ли ваша дочка кататься на коньках?
— К сожалению, пока все идет не так гладко, как хотелось бы. На роликах у нее, честно говоря, лучше получается. А на льду Таня боялась упасть.

— Как дела у вашей сестры Наташи? Помнится, у нее был парень из Минска…
— Моя сестра переехала в Беларусь и вышла замуж. Можно сказать, у меня здесь прорастают корни. (Смеется.)

— Как восприняли решение о проведении Олимпиады-2014 в Сочи? (Шаховой Андрей)
— Очень рада за россиян. В последнее время они значительно укрепили свой авторитет на международной арене. Как в плане организаций крупных соревнований (имею в виду финал футбольной Лиги чемпионов), так и непосредственно добиваясь на различных турнирах серьезных успехов — чего стоит хотя бы победа над канадцами в финале чемпионата мира!

— Теперь и Украине нужно не подкачать в организации футбольного ЕВРО-2012…
— Знаю, что много пишут, мол, Украина не справится с проведением такого солидного чемпионата. Но славяне всегда все делают в последний момент, и небезуспешно. Так у нас заложено в генах.

ГЛАВНОЕ — ОБЩЕНИЕ

— Какой момент карьеры вам наиболее памятен? (BLRYura)
— Каждая гонка подобна или спектаклю, или какому-то иному художественному произведению. Она индивидуальна и неповторима. Так что выделить что-то конкретное сложно. Запомнились и удачные, и неудачные старты. Но о плохом не хочется говорить, поэтому наиболее памятна гонка, после которой я впервые стала чемпионкой мира в 1999-м году. Вторая — когда вскоре выиграла гонку на 15 км, финишировав с флагом. Как мне сказали, такое было впервые в биатлоне в рамках индивидуального старта.

— Видела вас на майской лыжне. Как вам понравилась организация, участники? Часто ли принимаете подобные приглашения? (Настенка)
— На майской лыжне была уже во второй раз. Впервые — в прошлом году. Сама уже не занимаюсь спортом, а здесь приходится бежать с действующими спортсменами. Поэтому мне довольно тяжело держать их скорость. Но ничего, хоть снег там тяжеловатый, стреляю, попадаю, пусть и из чужих винтовок. В общем, очень интересно. Будет здорово, если такое мероприятие однажды пройдет в Беларуси.

— Как вы в прошлом году попали на праздник города в Барановичи? И почему не были в этом году? (RESPEKT)
— Если была, значит, приглашали. (Смеется.)

— Вы ни разу не пожалели о переезде в Беларусь?
— Если честно, нет. Благодаря Беларуси я продлила свою карьеру еще на четыре года, приобрела новых болельщиков, людей, которые меня уважают и поддерживают. Вы сами убедились: даже приглашают на день города.

— Как сейчас ваше здоровье? Было ли оно главной причиной, побудившей вас завершить выступления?
— Скорее, одной из причин. Сегодня нет таких нагрузок, и чувствую себя нормально. Да, при резкой смене погоды что-то нет-нет да заболит, но в целом, повторюсь, серьезные проблемы со здоровьем отсутствуют.

— Анастасия Мыскина одним из мотивов окончания карьеры назвала то, что ей надоело видеть на турнирах до боли знакомые лица…
— Я отдавалась биатлону целиком. Если и отвлекалась на что-то, то уделяла внимание родным и семье. Ведь спортивная карьера — не вся жизнь.

— Как насчет хобби?
— Вы, может, знаете, что Ольга Назарова хорошо вяжет, Дарья Домрачева неплохо рисует. Такие хобби и скрашивают тренировочное и соревновательное однообразие. Но самое главное — общение. Когда есть дружная команда, когда все поддерживают друг друга (например, подбадривают после неудачного этапа в эстафете), то нет ничего важнее этого.

СПОРТИВНАЯ ПАНОРАМА

http://www.skisport.ru/news/index.php?news=6407

 
created by neonix 2005