05.03.2021

Вход

Реклама

Даша Домрачева — оптимист. Глядя на нее, можно подумать, что пусть все хоть вверх тормашками летит — настроение ее нисколько не испортится. Вот и сегодня Даша все так же улыбается, щурит глаза и с удовольствием рассказывает о межсезонном отдыхе. «Здорово было!» — заключает она. Я соглашаюсь, интуитивно понимая, что по–другому отдыхать Даша, наверное, и не умеет. Особенно после такого сезона, в котором прошлогоднее открытие мирового биатлона и главная надежда белорусских болельщиков заняла всего лишь 26–е место...

Прицел с поправкой на будущее

— Я и сама не думала, что так все получится, — разводит руками Даша. — Как попала тогда, осенью, в больницу с отравлением — так все наперекосяк и пошло... Предсезонная подготовка — половина любого результата. А у меня ведь ее, по сути, и не было: сначала июльская ангина, потом 10 дней сентября в больнице, где прошла очень серьезный курс антибиотиков. После него малейшее напряжение организма может привести к очень серьезным осложнениям, поэтому почти месяц я ходила пешком, дышала воздухом, пока другие тренировка за тренировкой набирали форму. В общем, боролась с собой, чтобы не надеть роллеры и не помчаться сломя голову по трассам. По большому счету, спринт на первом этапе Кубка мира в Контиолахти стал моим первым серьезным ускорением! Тяжело было очень! Но примерно к середине сезона вышла на свой уровень скорости, наверстывая упущенное в процессе соревнований.

— Ну ладно скорость: с ней в будущем сезоне, если опять сомнительными кофеями увлекаться не будешь, надеюсь, все в порядке будет. А стрельба?

— Стрельба, да... Как никогда «задалась». Даже не знаю, что и сказать. Но я не опускаю нос, проблема видна, и ее пытаются решить. Например, в новом сезоне с нашей командой будет работать новый тренер по стрелковой подготовке — Клаус Зиберт. Не могу предсказать, как мы будем стрелять под его руководством, но одно знаю точно: и я, и девчонки готовы работать и прилагать все силы, чтобы забыть о том, где расположен штрафной круг. А о работе Клауса Зиберта, думаю, можно сделать какие–то выводы на примере китайской команды, у которой с его приходом стрелковый показатель сильно вырос.

— А что же доморощенные наставники? Многие, кстати, восприняли приглашение Зиберта в штыки: дескать, у нас что, своих не хватает?

— Свои, конечно, есть. Но не надо забывать, что Германия — это страна биатлона. А как стреляют немки, вы сами видите. У тамошних тренеров есть чему поучиться, и, в конце концов, почему бы нам не использовать их опыт.

— Кстати, о Германии: с какими чувствами смотрела за выступлениями Магдалены Нойнер, которой ты еще год назад на пятки наступала?

— Совершенно спокойно. Хотя, если честно, внутри нет–нет да и екало: амбиции–то у меня есть! Но никакой паники, комплекса Нойнер или какого–то психологического кризиса, о которых тут уже успели написать, у меня нет. Чушь это. На любом пути случаются взлеты и падения, и к ним нужно относиться спокойно. Главное — идти к своей цели. Как, например, в смешанной эстафете на чемпионате мира: всей командой напряглись как следует и показали неплохой результат.

— К той гонке, к слову, очень многие отнеслись с нескрываемым скепсисом и даже назвали «смешной эстафетой»...

— Знаешь, на дистанции было совсем не смешно. Думаю, что и соперники наши во время гонки не хохотали. И что бы ни говорили о слабых составах и прочем, не считаю, что эти слова обоснованны. Швеция, к слову, и вовсе рассчитывала повторить свой прошлогодний успех, и настроены скандинавы были очень серьезно. Да и остальные — немцы, россияне — тоже не погулять вышли. Обидно, когда ругают нашу эстафету: на чемпионате мира случайных медалей не бывает.

— Вот развили бы вы этот успех в эстафете обычной, ни у кого, уверен, язык не повернулся бы вам что–то поперек сказать!

— Надеюсь, скоро сможем и там что–нибудь завоевать. Когда? Вот все спрашивают о сроках, а что я могу ответить? Только то, что все девчонки работают, стараются, что каждая хочет победить. Тот состав, который у нас есть сейчас, думаю, способен завоевывать медали. Стрельбу бы только чуть–чуть подтянуть да на огневых рубежах поменьше задерживаться.

— Но к эстафете–то вопросов как раз меньше. Ты лучше скажи, когда Даша Домрачева начнет длинные гонки бегать?

— Да я уже в этом году собиралась! Но сам понимаешь... На чемпионате мира хотела уже длинную бежать, но тогда получилось бы шесть стартов подряд и на эстафету меня бы точно не хватило... Сказался бы недостаток предсезонной подготовки. Пришлось пропускать.

— Но болельщики хотят видеть знакомые лица в каждой гонке, тем более что соперницы умудряются там стартовать и даже выигрывать...

— Я думаю, что, если бы находилась по ту сторону телеэкрана, не на трассе, тоже жаждала бы видеть спортсменов, за которых болею, всегда и везде. Это понятно: всем нужны результаты, но не все до конца понимают, какими силами они достигаются. У нас, к сожалению, нет возможности, как в некоторых других командах, постоянно менять состав без особого ущерба для результата.

— Ты вот про взаимозаменяемость состава сказала, а что думаешь о нашей молодежи? Когда они вас догонят?

— В этом году Ольга Алиферовец, возможно, будет тренироваться с основным составом команды. А там, глядишь, и к стартам ее подключать начнут. С Олей мы, кстати, еще на юниорских чемпионатах вместе выступали, тогда она немного проигрывала мне по скорости. Но, думаю, если будет хорошо тренироваться, мы скоро увидим ее на Кубке мира.

— В то время, кстати, бегало еще несколько перспективных девчонок: в 2003 году, например, в спринте Олимпийских дней молодежи, где Домрачева еще значилась в составе российской команды, Елена Жинь и Ольга Тетерук проигрывали ей считанные секунды и бежали в одни ноги с открытием минувшего сезона — россиянкой Светланой Слепцовой...

— Юношеские старты — штука непредсказуемая, а их результаты очень условны. Например, немцы вообще не придают большого значения таким соревнованиям. Пропускают чемпионаты мира среди юношей и девушек, начиная бегать серьезные старты только с юниорского возраста. По этому принципу у них вся подготовка построена, и сравнивать спортсменок на основании одних только результатов не совсем правильно.

— Так и вертится вопрос: а ты не жалеешь, что Беларусь выбрала? В другой команде с «правильной» подготовкой, глядишь, и Нойнер бы давно за спиной оставила...

— Не жалею. Даже вариантов других не рассматривала, хотя предложения были, в Россию постоянно вернуться зовут. Но Беларусь — моя родина, и я буду выступать за нее.

— А часто ли интересуешься тем, что о тебе здесь говорят и пишут?

— Очень редко. Просто не хочу забивать себе голову чьими–то мнениями. Если придавать большое значение всему, что о тебе говорят, то все мысли будут только о том, кто на самом деле прав и кто ты в глазах других. А жить надо не ради чужого мнения.

— Популярность еще не в тягость?

— Да нет. Спрашивали у меня тут как–то: «Не напрягают ли тебя все эти пожелания, подбадривания, приветы и т.п.?» Но как они могут напрягать, если идут от души? А большинство именно такие.

— А если позвонят по другому поводу? Разные ведь люди есть...

— В этом случае просто сразу постараюсь дать понять, что не намерена продолжать общение. Правда, пока все очень порядочные болельщики попадались. Я, кстати, общаюсь с одним большим любителем биатлона из Голландии, так он ездит на все этапы Кубка мира, стоит на трассе с моим портретом в руках, кричит, поддерживает. Даже несколько слов на русском выучил! Потом письма пишет. Приятно!

Дмитрий КОМАШКО
Беларусь сегодня
http://www.skisport.ru/news/index.php?news=6363

 
created by neonix 2005