17.01.2022

Вход

Реклама

Сегодня, 26 марта, в Увате Тюменской области стартовал чемпионат России по биатлону - последний ответственный старт сезона. Сезон запомнился не только «увольнениями» из сборной старшего тренера женской команды Валерия Польховского и капитана мужской Сергея Рожкова; блестящим выступлением на чемпионате мира; чемпионским возвращением после рождения ребенка олимпийской чемпионки Альбины Ахатовой; постыдным допинг-скандалом с Татьяной Моисеевой; но и прощальной гонкой двукратного олимпийского чемпиона 41-летнего Сергея Чепикова. Выступления в составе сборной он прекратил еще в прошлом сезоне, но официально завершение спортивной карьеры оформил только месяц назад - сразу же начав карьеру политическую, в статусе депутата Свердловской областной думы. На этом жизненном переломе Сергей Чепиков (на фото) рассказал собственному корреспонденту Агентства спортивной информации «Весь спорт» в Свердловской области о концептуальных тренировках, философии Николая Бердяева и… мыслях принять участие в Олимпийских играх 2014 года.

- Сергей, в одном из интервью вы обмолвились, что уйдете на пенсию, когда износ организма перевалит за 80 процентов. Неужели уже так поизносились?
- На пенсию уходят, когда спортивные результаты не дают повода оставаться на международной арене. У нас сейчас очень хорошая команда, есть молодые, перспективные спортсмены. И я почувствовал, что пришло время уступить им дорогу окончательно и бесповоротно. Я даже с удовольствием это сделал. У меня стало больше времени на другие виды деятельности.

- Это ваше второе прощание с большим спортом.
- Нет, первое. У меня был перерыв, но я еще ни разу не объявлял, что ухожу из спорта. Мне вообще прощания не очень нравятся. И даже когда меня провожали, я это воспринимал это как праздник. Я не прощаюсь со спортом, я остаюсь на спортивной орбите.

- Вы никогда не считали, сколько за свою спортивную карьеру «износили» лыж и винтовок?
- Лыж, наверное, пар 300 перекатал. А винтовок было штуки четыре. Та, с которой я выступал на своей первой Олимпиаде, в 1988 году, конечно, не сохранилась. Но саму Олимпиаду помню очень хорошо. Мне был всего 21 год, и перед первой олимпийской гонкой я не спал полночи. Как ни пытался отвлечься, абстрагироваться – все равно мысленно бежал дистанцию. И, выйдя утром на 20-километровую гонку, почувствовал, что у меня все тело ватное. Перегорел. Бегу первые метры, мне говорят: проигрываешь, проигрываешь... И у меня закралось сомнение: неужели это моя последняя гонка на этих Олимпийских играх, ведь если я сейчас плохо пробегу, меня на другие гонки не поставят. Решил: раз уж у меня мышцы сейчас слабые и не готовые, я должен хорошо стрелять. В той гонке я допустил всего один промах - и занял четвертое или пятое место. После этого тренеры поставили меня и на следующую гонку, 10-километровую. Олимпийский опыт у меня уже был, волнение я переборол - и выиграл бронзу. А к эстафете совсем освоился, у меня было лучшее время дня. Свой этап я закончил с минутным отрывом второго места.

- Вы попали во взрослую сборную, минуя юниорскую.
- Я удачно выступал по юношам. В 1985 году на первенстве СССР среди юношей и юниоров я выиграл гонку на 15 км с отрывом в минуту. Выиграл даже у юниоров! После этих соревнований в Мурманске проходил Кубок СССР, только уже среди мужчин. Мне предложили на нем выступить. Я решил попробовать – и выиграл у взрослых спортсменов. После этого меня сразу взяли основной состав сборной СССР.

- А есть гонки, которые вы вспоминаете с досадой?
- Конечно. Взять хотя бы мои последние Олимпийские игры, в Турине, где я проиграл 0,8 секунды норвежцу Халварду Ханеволду в борьбе за третье место. Это меня шокировало. Проиграть так мало – очень обидно. Ведь и в 1992 году в Альбервилле я проиграл третьему месту 0,9 секунды. Но, с другой стороны, немало гонок и я выигрывал с небольшим перевесом. На Олимпийских играх 1994 года я занял первое место, выиграв у Рикко Гросса около пяти секунд. А пять секунд – это буквально пять, ну, шесть метров. Поэтому я думаю, когда проигрываешь совсем немного, не надо сетовать на судьбу, переживать. Надо радоваться жизни. Это гораздо лучше.

- Правда, что свои медали вы держите в мешке?
- Дома я всегда старался отдохнуть от спорта. Чтобы не было медалей на стенах, кубков на полках. Некоторые кубки я просто раздаривал - когда их скапливалось много. Они же пыль собирают (смеется). А для болельщиков это ценный подарок. Медали не дарил, они ждут своего часа - да, в холщовом мешочке. В нем нет только личной золотой медали чемпионата мира. Я много раз был вторым. Помню, на чемпионате мира в Раубичах я находился в очень хорошей форме. В тот год я стал обладателем Кубка мира и был готов стать чемпионом мира. Во время гонки Валерий Медведцев, Анатолий Жданович и я вырвались вперед, шли без единого промаха. Но я пришел вторым… Может быть, на Олимпийских играх 2014 года в Сочи мне удастся выиграть индивидуальную гонку? А что? До Сочи остается семь лет. Четыре года поработаю в областной Думе, а потом останется три года, чтобы обрести хорошую спортивную форму. За это время я восстановлю свой функциональный потенциал, организм отдохнет.

- Вы в биатлоне больше 20 лет. В чем секрет вашего спортивного долголетия?
- Секрет в том, что я не планирую жизнь наперед. Если бы я стремился принять участие в шести Олимпийских играх, думаю, у меня бы ничего никогда не получилось. Я занимался в основном саморазвитием. Никогда не ставил перед собой цель попасть на Игры, стать чемпионом. Конечно, желание победить на Олимпийских играх – оно всегда где-то присутствовало, это же вершина спортивной карьеры. Но главным для меня было то, что каждый день я прибавлял по отношению к самому себе. Этот творческий посыл, я думаю, и давал мне силы и энергию. Я сам был творцом своей спортивной подготовки, пытался подходить к этому как к сочинению стихов или написанию картины. Я тренировался не по плану, а по концепции. Просыпаясь утром, я не знал, что я буду делать, я определял, какую работу делать, исходя из своего состояния. И это было у меня изюминкой. Очень скучно, когда есть определенный план. Сейчас, став депутатом областной Думы, мне приносят бумаги, расписания, где и когда надо быть… Это не очень хорошо.

- Сейчас вы поддерживаете спортивную форму?
- Да, недавно я принимал участие в марафоне «Европа - Азия», где меня обогнали 200 человек. Я вышел, думая, что я еще - о-го-го какой, сильный. А меня как начали все обгонять, можно сказать, пачками. Правда, я и не хотел выступать на максимуме. Я бежал, любовался природой. А все, когда меня обгоняли, оглядывались и говорили: «Неужели это Чепиков? Неужели мы его обогнали? Вот будем рассказывать своим друзьям!» Так что я даже рад, что доставил людям огромное удовольствие.

- Как же вы тогда отдыхаете?
- У себя дома. В моем рабочем кабинете – атмосфера уединения. Там пластинки, компакт-диски, акустическая система, как у немецкого дирижера Герберта фон Карояна. Много книг… Сейчас я читаю Толстого, вещь, которую он писал очень долгий период своей жизни, собирал высказывания других философов, писателей. Это чтение на каждый день. Это огромный труд - и творческий, и духовный. Из художественной литературы перечитываю Габриэля д’Ануцио. У него есть шикарные романтические истории из жизни итальянских аристократах: как они относились к искусству, женщинам, вину, как умели себя вести. Есть чему поучиться. За годы спортивной карьеры я прочитал очень, очень много книг. Было время, кстати. Сейчас читаю гораздо меньше. А в то время брал на 20-дневный тренировочный сбор 5-6 книг - успевал и прочитать, и подчеркнуть что-то карандашиком, проанализировать… Читал поэзию, психологию, художественную литературу, философию. Из философов очень нравится Николай Бердяев. Открыл первую книгу - «Смысл творчества», и с первых же строчек почувствовал, какая сильная энергетика исходит. Первые слова: «Дух человеческий в опасности».
http://www.allsport.ru/archive.php?id=13302&s_s=&s_d=26&s_m=3&s_y=2008&b=0&l=20
 
created by neonix 2005