19.01.2022

Вход

Реклама

Дмитрий Ярошенко стал вторым в общем  зачете Кубка мира, оказавшись сильнейшим среди соперников Уле Айнара Бьорндалена. О том, какой ценой далось ему это второе место, а также о самых ярких впечатлениях минувшего сезона и просто о жизни нам удалось поговорить с Дмитрием сразу по окончании финального этапа в Холменколлене.  

 

ШЕСТЬ ОЧКОВ

-  Дима, как вы думаете, почему Эмиль Хейле Свеннсен не вышел сегодня на масс-старт? Он понимал, что у него нет шансов побороться с вами за второе место в общем зачете?
 
- Спасибо, мне приятно, но вы мне, конечно, льстите. Я думаю, что у них все-таки немного другое отношение к своему здоровью. Он не гонится за третьим или вторым местом, за пятым или десятым. Свеннсен  вчера очень сильно выложился, поэтому, думаю, он и не вышел на старт.  Ему было так же тяжело, как мне сегодня.

- Сегодняшняя гонка далась вам с трудом?

- Вы даже не представляете, с каким. Когда мы приехали сюда, у меня начался сильный насморк, затем кашель, но не хотелось упускать второе место. Болезнь, конечно, сказалась на состоянии, и сегодня было очень тяжело. Когда ты бежишь второй круг, въезжаешь в этот подъем, как раз перед стрельбищем, и думаешь,  что с удовольствием бы сейчас сошел, но понимаешь, что тебе надо шесть очков...  Я ехал и думал: «Шесть очков, шесть очков, мне надо быть не дальше 24-го места, поэтому стрелять надо только хорошо». В принципе, когда уже на последний круг уходил, надеялся, что десять человек меня не обгонит. В общем-то, хватило сил доехать до финиша семнадцатым, но было очень тяжело. Может быть, вы замечали: когда люди выигрывают, они снимают лыжи и идут спокойненько дальше, никогда не выигрывает тот, кто падает замертво. Обычно тот, кто падает - это вторые, третьи, четвертые места, когда борьба идет. Но тот, кто выигрывает, всегда выигрывает в отличной форме.

- Когда вы ехали на этот этап, были мысли, что есть еще возможность побороться за Малый Хрустальный глобус в преследовании?

- Нет, конечно. Надо было смотреть на вещи реально. Тем более у меня вычиталась одна гонка,  а у Бьорндалена – нет. Я еще подумал в Корее: ну что там, два раза 19 место, и очки-то никчемные такие, а оказалось, что очень даже «кчемные». Надо было в Хантах прилично выступать в пасьюте, потому что очки же считаются все время, и ты прекрасно понимаешь, какой тебе нужен расклад, чтобы быть победителем.

- Дима, что вы намерены предпринять, чтобы избежать в будущем стрельбы не по своим мишеням? Это ведь была уже вторая ошибка за сезон.

- Я вам признаюсь, что сегодня, когда мы приехали на стойку, чуть не произошел тот же самый случай, хорошо еще, что Рёш стрельнул раньше меня. Я смотрю – ничего себе, он мою установку закрывает, обрадовался даже слегка. И тут я себя на мысли поймал: елки-палки, ну как я так изготавливаюсь?! Я в третью мишень смотрел, хотя видел, что это третья, но почему-то думал, что и стою тоже в третьем коридоре. Так что сегодня мог быть и третий случай, но тогда это была бы уже катастрофа.

- И как же с этим бороться?

- Да никак. Внимательнее надо быть, вот и все. Больше концентрироваться на этом, это мелочи, но очень  жестокие мелочи.

 Дмитрий Ярошенко

Я СЛИШКОМ МНОГОГО ЖЕЛАЮ

- Какая гонка была для вас самой запоминающейся в этом сезоне?

- Самая яркая гонка для меня – это гонка Екатерины Юрьевой, когда она выиграла 15 км на чемпионате мира. Это был такой мастер-класс для всех. Как это все красиво было сделано: ход хороший, стрельба отличная на ноль в такую погоду, с таким сильным ветром. Всё четко, уверенно – вне конкуренции. Вот это для меня запомнилось. А свои гонки, если каждую помнить… Вот в прошлом году была эйфория, когда эстафета, когда первое призовое место – вот это запоминается.

- А как же первая личная победа в этом году?

- Вы знаете, оно столько наклевывалось, это первое место. И самочувствие было хорошее, просто чуть-чуть все время не хватало, то пяти секунд,  то еще чего-то. Так что я его воспринял как должное. Поэтому я бы не сказал, что оно было запоминающимся. Запомнилось, как потом на награждении мы на альпинистском снаряжении спрыгивали с балкона. Так здорово, в свободном падении – прыгаешь, потом тебя раз – трос фиксирует.  Вот это было забавно. Очень мило и трогательно было, когда в Швеции хор маленьких детей пел гимн России на русском языке. Это было очень здорово. Приятно было в Корею впервые приехать, это очень необычная страна. Европа уже примелькалась, а тут что-то новое. Хотя очень похоже на Камчатку, природа такая же, как на Камчатке, солнце, воздух. Приятные ощущения от Кореи остались.

- Наверняка, многие после этого сезона вновь начнут говорить, что Ярошенко декабрист, что вы им будет отвечать?

- Даже ничего не хочу объяснять. Ну, считают декабристом, пускай считают. Так может говорить только дилетант, а опытный человек возьмет статистику и посмотрит. Понятно, что относительно других спортсменов я был очень сильно готов в начале сезона. Хотя ничего сверхъестественного я не делал, тренировался, так же, как и все наши ребята.  Не вижу в  этом ничего плохого, если ты в декабре хорошо стартуешь, потом какой-то спад, и ты можешь так же спокойно к чемпионату мира подойти. Может быть, оттого, что я слишком многого желаю, немного распыляюсь. Я понимаю, что это непрофессионально в какой-то степени, но, видимо, каждый должен переболеть, переварить, привыкнуть к чему-то. Я рад, что у меня меняется взгляд на некоторые вещи, потому что сейчас я точно понимаю, над чем сейчас надо будет работать. Я боялся, начиная этот соревновательный сезон, что у меня все получится хуже, чем в прошлом. Сейчас у меня появилась уверенность, что если будет здоровье и не будет никаких травм, то ничего такого страшного не произойдет. Если взять статистику по сезону, то худший результат у меня, не считая вот этих провальных, когда по десять минут штрафа, – 19 место.  А если кому-то хочется считать, что я декабрист, то пусть тогда, наверное, декабрист.  Буду радовать в декабре. Как мне сегодня сказали: «спасибо вам за начало сезона».  Я говорю – пожалуйста!  

КЛОН  ЯРОШЕНКО

- Болельщики очень переживают, настоящий ли Ярошенко зарегистрирован на сайте одноклассников?

- Их там сейчас два. Один настоящий, другой самозванец. У того написано место проживания Ханты-Мансийск, а у меня написано Красноярск. Вот и все отличие. Я предупредил всех, что есть клон. На самом деле первое время это была как игрушка такая компьютерная: начал отвечать людям, когда время есть свободное и интернет под рукой. А потом понимаешь, что это становится слишком приторным. Пустые разговоры типа  «Как дела?». Ну, хорошо. Потом начинается одно и то же: «Чем ты занимаешься? Что ты любишь помимо биатлона?». Когда уже отвечаешь «секс, наркотики, рок-н-ролл», кто-то даже не понимает шутки. В общем, мне уже стало не очень интересно, переболел я этой штукой. Так что, скорее всего, удалюсь с одноклассников, либо просто не буду отвечать и стану общаться только с друзьями.

- А форумы вы читаете?

- Ой, нет. Раньше читал, хотелось почитать какой ты хороший. Но некоторые люди, которые никогда в жизни и пятисот метров не пробегали, в лучшем случае 50 шагов до автобусной остановки, рассуждают, что вот в начале сезона ты бился до конца, а сейчас ты раз и бросил бежать.  Не знаю, где вообще было такое, чтобы человек бросил бежать. Я никогда никому не пожелаю испытать пусть третью часть от той мышечной боли, от внутренней боли, от этого дискомфорта, которые испытываешь во время гонки, когда готов остановиться и плюнуть на все, и злость такая появляется, хочется врезать кому-нибудь, настолько обидно, что плохое самочувствие и ничего с этим не сделать. И такие дилетанты пишут, что вот ты там не упираешься. Обидно бывает очень сильно. Может быть, не стоит на это реагировать, но я еще, видите, не настолько привык к этому, поэтому сейчас очень редко захожу на форумы.

КУБОК МИРА С КОНДАЧКА НЕ ПРОСКОЧИШЬ

- В отличие от других спортсменов, вы не пропустили практически ни одной гонки в сезоне. Насколько целесообразно было ехать, например, в ту же Корею?

- Я понимал, когда приехал в Корею, что можно было ее вообще пропустить, потому что хуже бы не было – это сто процентов. Но хотелось и трассу посмотреть, да и вообще всегда надеешься на лучшее. Хотя, в принципе, из-за всех этих переездов туда-сюда у меня и времени не было на хорошую подготовку к Корее, получилось, что тренировался в общем-то совсем чуть-чуть. Кубок мира с кондачка, наверное, и не проскочишь.   Но это был такой серьезный урок. Зато простартовался и хорошо себя в Хантах чувствовал, просто отлично. 

-  А у вас есть любимая арена?

- Мне нравятся Ханты, а все остальные не являются любимыми, их просто воспринимаешь как декорации, как фон, как сопровождение.  Хотя еще в Антхольце нравится, потому что там очень компактная трибуна и людей немного на трассе. А в Германии очень много людей стоит вдоль трассы, и такой гул, что хочется быстрее, чтобы эти этапы прошли, только из-за этого гула, который на мозг давит. А в Антхольце такое расположение замечательное, особенно когда солнечная погода, хотя в то же время выступать там тяжело, все-таки высота.

НЕСЛОЖНО ЛЮБИТЬ МИРОВЫХ ЛИДЕРОВ

- У нас в России много болельщиков иностранных спортсменов, у  Магдалены Нойнер даже есть свой фан-клуб, кто-то за Уле Айнара Бьорндалена болеет, а за рубежом есть российские фанаты?

- Есть. В Германии на соревнования приезжает группа тетушек лет за 55, наверное, они все в синих куртках с погремушками - металлические такие гранаты времен войны. Они всех нас по именам знают, и ты едешь, а они: «Дмитрий! Иван!» – и  гремят, гремят. Есть такие небольшие группки людей. Хотя я не знаю, сколько людей у нас болеют за Магдалену Нойнер, за Бьорндалена. Несложно любить мировых лидеров. Гораздо сложнее любить тех, которые на самом деле тебе симпатичны. Я в детстве смотрел футбол, и меня спрашивали: «За кого болеешь?» А чемпион СССР, например, Днепр был или киевское Динамо. Вот кто был чемпионом, за того я и болел – вот и весь принцип. Другое дело, когда есть симпатия к человеку, а не так, ради автографа. Хотя мне и сложно представить, как может возникнуть симпатия к человеку, которого видишь только по телевизору. Я вот сегодня с Бьорном Ферри  разговаривал на обеде, он читает статьи в Интернете, говорит: «Про тебя пишут, что ты любишь пиво и женщин». Пишут очень много интересного, а как оно есть на самом деле, сложно сказать.

- Кстати, по поводу прессы. Как вы можете прокомментировать ситуацию с Татьяной Моисеевой?

- То, как получилось с Таней Моисеевой – настоящий позор. Еще даже никто ничего не сказал, пробы Б нет, не доказано, что человек уличен в применении допинга, а наши средства массовой информации в Интернете уже сказали, что вот она такая-сякая. Я не представляю, что с ней творилось все это время. Сейчас её оправдали, и что, кто-нибудь извинится? Все, теперь на человека пятно легло. Очень обидно, что свои же так делают.

- Дима, как вы относитесь к идее, что на Чемпионат России в Уват едут приглашенные спортсмены из других стран?

- Да идея в принципе хорошая, потому что других шансов мало у местных жителей увидеть живьем Бьорндалена. Это же легенда, лучший биатлонист всех времен и народов. Жаль только, что подстраиваются под них.

-  А как вы думаете, у летнего биатлона есть шансы стать столь же популярным, как и зимний?

- Я думаю, что если сделать несколько этапов при участии всех топ-атлетов, ну может быть, если не всех, то хотя бы 50 процентов, то популярность будет точно такая же, я в этом не сомневаюсь. В любом случае это входит в нашу подготовку, просто мы бегаем контрольные тренировки, а почему бы не пробежать Кубок мира. Я бы сам поучаствовал с удовольствием. Я думаю, что если кто-то займется этим, то  летний биатлон ждет большое будущее. Можно было бы сделать парочку этапов у нас в России, это было бы гениально. В Уфе, например, потому что там отличный стадион, в Хантах вообще было бы конечно хорошо. Но в Хантах, видите, людей не так много,  и все-таки лететь туда надо. А в Уфу можно на поезде приехать, в Ижевск можно на поезде. И людей, думаю, будет столько, что надо будет дополнительные трибуны ставить.

- Как вы относитесь к тому, что со следующего года на чемпионате Европы будут выступать спортсмены  определенной возрастной категории?

- Отрицательно. Я считаю, что это настоящее ущемление прав спортсменов. Это что значит, если тебе 27 лет, например, то ты уже не спортсмен? И чем людям заниматься? Заканчивать свою спортивную карьеру? И как пробиваться в основной состав? Я просто с собой аналогию провожу, если бы мне сказали в 27 лет заканчивать. В 27 у меня амбиций еще было ого-го сколько. Совершенно дурацкое решение. Хотят они делать молодежные чемпионаты, пускай делают, никто не запрещает, но чемпионат Европы это чемпионат континента. С какой стати там вводить ограничения на возраст?

ПРИЯТНО, ЧТО ЧИСЛО БОЛЕЛЬЩИКОВ РАСТЕТ В ГЕОМЕТРИЧЕСКОЙ ПРОГРЕССИИ

-  Дима, что вы можете сказать о болельщиках биатлона, ведь они разные есть?

- Хочу отметить, что если в прошлом году я пару критических выражений в адрес болельщиков высказал в том плане, что было «эй, Иванов, Петров, Сидоров, дай-ка автограф», то в этом году уже такого не было. Дмитрий ЯрошенкоЯ говорю про Ханты, потому что там самое большое количество русских. За границу приезжают люди, которые могут себе это позволить, и у них, соответственно, уровень интеллигентности высок.  Очень приятно, когда взрослые люди болеют, по-настоящему переживают, как тут не остановишься, не пообщаешься, автограф не дашь. Люди на самом деле хотят увидеть человека живьем, поговорить, может быть, о чем-то. Это приятно. Во всяком случае, я от этого получаю положительные эмоции и энергию. И приятно, что число болельщиков растет в геометрической прогрессии.

- А как вы относитесь к нашим организованным выездам на этапы?

- Это здорово, потому что, допустим, такие люди как я, не сильно знакомые с Интернетом, могут даже не знать где находится та же самая Поклюка, не то что отель забронировать. И как ты сможешь поехать туда? Никак. Есть, конечно,  люди обеспеченные: сказал, тебе сделали,  привезли билетики. А тут, как я понимаю, вы же закольцовываете маршруты, чтобы это было самыми дешевыми вариантами. Конечно, это большое дело. Низкий поклон и памятник вам при жизни. И тем  более замечательно в компании поехать, такие биатлонные каникулы. Вот это фантастика, я сам так, может быть, ездил бы, если бы мне нравился биатлон. (смеется)

- Сезон закончился,  и  теперь в течение нескольких месяцев болельщики будут страдать без биатлона, что вы можете им посоветовать? 

- Знаете, когда много, это становится слишком приторно. Вот вы на салют смотрите, когда это  3 минуты – великолепно, когда 15 минут, то уже смотришь и думаешь, когда же он закончится. Поэтому если биатлон будет идти круглый год, то всем нам надоест. А так хотя бы лето, как затравочка, чтобы поскучали чуть-чуть, занялись своими делами и уделили время семьям своим.  

ЕСТЬ НАД ЧЕМ РАБОТАТЬ

- Дима, скажите, какое вообще сейчас у вас настроение?

- Замечательное, потому что второе место в общем зачете, я думаю, это неплохо. Я осознаю, что есть какие-то проблемные моменты, но это те моменты, которые решаются. Я рад, что знаю, в чем мои проблемы,  знаю, над чем работать, и что нужно сделать, чтобы все было нормально. С каждым годом объем работы уменьшается, сейчас она направленная, более специализированная и более концентрированная. На самом деле, сейчас уровень в команде у всех таков, что кредо тренера – просто не мешать. Есть люди, которым надо помогать, но на самом деле, когда меня ставят на компьютер и смотрят ошибки, то фактически их нет. Это радует, даже мысли свежие появились о подготовительном моменте. Буду по-другому готовиться. 

Источник: Мария Вдовенко, Яна Кузьмина, СББ из Холменколлена   

http://rbu-biathlon.ru/content/view/1483/
 
created by neonix 2005