25.09.2017

Вход

Реклама

Наши журналисты очень боялись патриотической истерии. Истерия всё-таки случилась, но не такая, какую ждали. Магдалена Нойнер, в прошлом году поносившая российских биатлонистов самыми последними словами, рядом с нашими блогерами и журналистами выглядит едва ли не русской патриоткой.

Дмитрий Губерниев — лучший спортивный комментатор России. Он любит спорт, добросовестно готовится к репортажам, своим голосом может заглушить любой стадион. Губерниев не играет в объективность. Хороший комментатор не может и не должен быть объективен. В счастье и в горе, в беде и в радости, в победе и в поражении Губерниев остаётся со своими и только со своими. Он болеет за своих, переживает за своих, защищает своих.


Товарищ Сталин поднял знаменитый тост: «За великий русский народ!» Но Сталин ведь и за Гитлера пил, пил и копал ему могилу. Не верьте словам политика, посмотрите на его дела. При Сталине русские жили хуже всех в СССР.

Сталин — враг народа

Темперамент, искренний патриотизм и пафос сближают Губерниева с Котэ Махарадзе и великим Николаем Озеровым — легендарными советскими комментаторами.

Губерниев помог преодолеть тот равноудалённый и апатичный комментарий, что процветал у нас с начала девяностых. Он вернул спортивному репортажу страсть.

Дмитрий Губерниев одарён едва ли не богаче Озерова. Но Озеров был не только лучшим комментатором страны, а самим голосом советского спорта.

До зимней Олимпиады — 2010 я думал, что Губерниев станет новым Озеровым, если начнёт комментировать футбол и хоккей.

Теперь понимаю, что дело здесь не в самых популярных, самых народных видах спорта, которые почему-то не любит Губерниев. Дело в его голосе.

Голос Губерниева, победный, торжествующий, полный чудесного спортивного пафоса, не имеет отношения к нашему российскому спорту. Это голос из прошлого, из прекрасного прошлого нашего спорта.

Ему бы славить победы Галины Кулаковой и Лидии Скобликовой, Владимира Сальникова и Юрия Власова. Представляю, как бы он комментировал легендарную лыжную эстафету в Саппоро, когда Вячеслав Веденин вывел сборную СССР с четвёртого места на первое. Спортивный подвиг, которого мы ждали от Натальи Коростелёвой и Максима Вылегжанина. Не дождались.

Лишь в редкие минуты темперамент Губерниева совпадал с происходящим на спортивных площадках и трассах Ванкувера. Это он славил «всероссийскую зайку» — Ольгу Зайцеву, когда та завершала победную для российских биатлонисток женскую эстафету.

Но таких мгновений немного. Наше время не спортивное, оно — глянцевое, поэтому и лучший комментатор ведёт репортажи не только с олимпиад, но и с Евровидения.

Булатной сабли острый клинок
Заброшен был в железный хлам;
С ним вместе вынесен на рынок…

Что делать, если на чемпионате Европы по попсе наши выступают сильнее, чем на спортивных состязаниях?

Впрочем, не станем ругать спортсменов, у них и без того много врагов.

Спортсмен и толпа

Столько гадостей о наших спортсменах давно не говорили. Наши журналисты очень боялись патриотической истерии. Истерия всё-таки случилась, но не такая, какую ждали.

Даже Магдалена Нойнер, в прошлом году поносившая российских биатлонистов самыми последними словами, рядом с нашими блогерами и журналистами выглядит едва ли не русской патриоткой.

За дело ругают чиновников, которые уже много лет подменяют работу отчётами о работе и успешно осваивают государственные средства. Что можно сказать о начальниках, которые включили в олимпийскую делегацию актёров-бездельников, но сэкономили на хореографах для фигуристов, механиках для саночников и на массажистах для всех спортсменов? Хореографа привёз только Плющенко, но с ним сам Тягачёв не станет связываться.

Можно ругать и тренеров. Как ни крути, а наших биатлонистов не вывели на пик формы, о лыжниках уж и не говорю.

Но грешно ругать спортсменов. Они боролись, как могли.

Обыватели — люди злобные и завистливые — не прощают чужих ошибок. Реакция на серебряную медаль Плющенко и на поражение наших хоккеистов подтвердила старую истину: толпа всегда готова забросать грязью вчерашнего любимца.

Плющенко припомнили все грехи, но как-то позабыли, что он на сегодняшний день наш лучший фигурист, обладатель единственной на всех российских фигуристов серебряной медали.

Болельщики такими были всегда, они неисправимы, но спортивные аналитики, комментаторы и журналисты могли быть и сдержанней. Чёрт дёрнул Анатолия Уткина, который лутц от акселя не отличит, высокомерно рассуждать о «мифе Плющенко»?

Зачем ругать хоккеистов, которые два года подряд обыгрывали на чемпионатах мира тех же канадцев?

Оскорблять наших спортсменов и злорадствовать по поводу наших поражений низко, гадко, неприлично для порядочного человека.

Достоинство и профессионализм сохранили только комментаторы канала «Россия-2», то есть команды бывшего телеканала «Спорт», коллеги Дмитрия Губерниева.

Спортивная Атлантида

Ожидать от наших спортсменов первых-вторых мест в медальном зачёте глупо и смешно. Ругать их не только грешно, но и бессмысленно. Мы всё ещё судим наших спортсменов мерками советского спорта, славного, великого, непобедимого советского спорта. А его давно уже нет. Последние ветераны доживают свой спортивный век.


Профессора и академики молчат. Молчат писатели и учёные. Известные журналисты, колумнисты популярных изданий не пишут об этом. Ничего удивительного, ведь они попросту не ходят в публичные библиотеки.

Библиотеки против книг

Сборная СССР участвовала в зимних олимпиадах с 1956 года. До самого 1992-го советские спортсмены почти всегда занимали в командном зачёте первое место. В Гренобле (1968) и Сараеве (1984) были вторыми. Эти олимпиады считались провальными, едва ли не позорными, хотя наши уступали победителю (Норвегии, ГДР) с разницей в одну (!) медаль.

В Альбервиле и Лиллехаммере мы жили ещё советским наследием. Первый звоночек прозвенел на Олимпиаде 1998 года в Нагано. Третье место. Правда, золотых медалей ещё было много — девять. Но пять из них принесла легендарная и непобедимая лыжная женская сборная, три — фигуристы, одну — женский биатлон. В других видах спорта было мрачно, бесперспективно.

Все чемпионы Нагано, не считая юного Ильи Кулика, воспитывались ещё в советских спортшколах, первых успехов достигли на рубеже советской и постсоветской эпох.

К началу нулевых Россия промотала советское спортивное наследство. Стадионы превратились в барахолки, на месте спортивных катков построили торгово-развлекательные центры, тренеры уехали воспитывать будущих американских, итальянских, французских чемпионов.

Развивался только любимый нашей элитой теннис. В нулевые деньги пошли в хоккей и футбол, кое-что стало перепадать легкоатлетам, биатлонистам, но на уровень советского спорта мы не вышли и не выйдем ещё очень долго.

Так чего мы, собственно, хотели?

Что мы можем изменить? Выгнать старых спортивных чиновников и набрать новых? Посадить Антона Сихарулидзе в кресло Леонида Тягачёва или Виталия Мутко?

Да, функционеров надо чаще менять, но положение в спорте переменится не так уж сильно. Беда не в одних лишь чиновниках.

На Олимпиаде-2010 выступали наши последние лыжницы, которые могли хотя бы обозначить борьбу за медали. Медведева и Завьялова — второй состав нашей лыжной команды девяностых. Первый — великие Егорова, Вяльбе, Лазутина, Данилова, Чепалова — уже история. Кто составит компанию Хазовой и Коростелёвой, бронзовым призёрам Ванкувера? Честолюбивых дублёров здесь нет и взять их неоткуда.

Откуда берутся олимпийские чемпионы? Из юниоров. А юниоров воспитывают спортивные школы и секции. В советское время они были бесплатными и общедоступными. Вход туда был открыт всем.

Мальчики-мажоры редко становятся спортсменами. Тяжёлый, отнимающий силы и здоровье труд им не по душе, да и любящие родители стремятся оградить своих чад от этой каторги. Есть, конечно, престижный теннис, есть всенародно любимые футбол и хоккей. А кто пойдёт в конькобежный спорт? В лыжи? В шорт-трек? Я уж не говорю о спортивной гимнастике или тяжёлой атлетике. Спортсмены выходят из небогатых и неблагополучных семей.

Николай Андрианов завоевал все титулы, какие были в спортивной гимнастике семидесятых. На вопрос, как сложилась бы его жизнь без спорта, Андрианов ответил: «Наверное, сидел бы в тюрьме».

Великий конькобежец Евгений Гришин, четырёхкратный олимпийский чемпион Кортины д’Ампеццо и Скво-Велли говорил о себе то же самое.

Людмила Турищева родилась в честной, но бедной семье. Когда тренер спросил будущую абсолютную олимпийскую чемпионку Мюнхена, что она ела сегодня, та ответила: «Суп. — А вчера? — Тоже суп, и позавчера».

Спорт был великим социальным лифтом. А на что теперь могут рассчитывать наши будущие Гришины, Турищевы, Андриановы? Хватит ли у их родителей денег на оплату секции, на форму и спортивный инвентарь? И есть ли будущее у нашего олимпийского спорта без таких девчонок и пацанов?

Советские спортивные традиции не исчезли вовсе, сохранились ещё детские спортивные школы, но это лишь островки, оставшиеся от огромного континента советского спорта. Сам же континент лежит под водой, как некая Атлантида или град Китеж.

Поднимется ли он? Соединятся ли разрозненные островки в новый континент? Тогда победный, ликующий голос Дмитрия Губерниева окажется голосом не из прошлого, а из будущего, которое наступит, будем надеяться, после Олимпиады в Сочи.

http://www.chaskor.ru/article/golos_iz_budushchego_15605

 
created by neonix 2005