12.12.2017

Вход

Реклама

Сергей Чепиков, как всегда, многолик и нескучен. Биатлонная легенда. Поклонник Гамсуна и Пруста. Депутат. Отыскав в здании Свердловской областной думы кабинет с табличкой «Чепиков С.В.», наш корреспондент «украл» у Сергея расписанные на предвыборную кампанию (14 марта депутат Чепиков участвует в выборах) минуты и поговорил о выступлении наших биатлонистов в Ванкувере и многом другом. Сергей вспоминал свои биатлонные годы и, кажется, улыбался от удовольствия, рассказывая о предэстафетной «Катюше» и канадской пассии на Играх в Калгари, признаваясь, что в биатлон он в очередной раз может вернуться.

– Сергей, вы, слышал, хотели строительством заняться, создать парк для занятий спортом и отдыха.

– Сейчас я депутат – не имею права этим заниматься. А мечта… Мечта такая есть – создать школу, чтобы на ее базе можно было заниматься биатлоном, были профессиональные трассы и велодорожки, прокат. Буду стараться ее осуществить.

– Когда два года назад вас провожали из спорта на биатлонной базе «Динамо» в Екатеринбурге, не было ли мысли, что проходи такое событие где-нибудь в Германии, трассы не уступали бы олимпийским, а на трибунах сидело бы тысяч 15 зрителей?

– Ну, и на «Динамо» тогда приехало тысячи три – не меньше. Я вообще не склонен идеализировать все это. Проводы организовывал не я. Не нравятся мне шумные праздники, тем более посвященные моей личности. Так что даже боюсь что-либо здесь комментировать.

– Но выступили на проводах вы здорово.

– Это точно! Сам удивился: обошелся без штрафа, пришел первым.

– Биатлон вам сейчас не снится?

– Нет-нет, обхожусь без этого. Не считаю, что нужно отдавать чему-то одному всю свою жизнь. Хотя мне сейчас задают много вопросов вроде: «А не хотите ли вы стать тренером?» Наездился уже… Я не ушел из спорта, сейчас курирую спортивные проекты, хочу, чтобы заработала вертикаль подготовки. Если нужно помочь биатлону – хорошо. Но зацикливаться на нем не собираюсь. Был у меня в жизни такой период, сейчас другой.

– Но связь с биатлонистами все равно поддерживаете?

– Конечно. Теперь, кстати, я буду уделять биатлону намного больше внимания. Недавно губернатор Свердловской области пожелал мне развивать этот вид спорта. Так что буду собирать тренеров, обсудим проблемы и сделаем программу развития. Сейчас вот собираемся закупать в Ижевске пневматические винтовки. Они почти как настоящие, как те, из которых стреляют профессиональные биатлонисты. Один в один: тот же затвор, бьет очень прицельно. «Пневматика» – лучший вариант для юношей и девушек. На Западе сейчас это очень популярно. А стоят ижевские винтовки недорого. Вот с этого и начнем. А дальше… Хочется создать вертикаль подготовки биатлонистов. Час назад говорил по телефону со Светланой Журовой – обсуждали проблему спортшкол. Сейчас в них принимают только с девятого класса. А раньше – и я еще это застал – с пятого. Так что сейчас из системы подготовки выброшено целое звено. Светлана Сергеевна пообещала, что организует парламентские слушания по этой проблеме. Я недавно был в Китае, видел, как там выстроена система подготовки спортсменов, и надеюсь, когда-нибудь у нас тоже будет эта вертикаль.

– А что вы видели в Китае?

– Был в пекинской спортшколе. Тридцать тысяч метров спортивных сооружений! Жалко, вы не с телевидения – дал бы вам свои видеозаписи. Заплатил там определенную сумму, и мне разрешили снимать и фотографировать. Ребят обучают с первого класса, живут они в комнатах по три человека. Созданы все условия для тренировок, есть очень хороший медицинский центр, автобусный парк. На этих спортсооружениях, кстати, могут заниматься все жители города. Из этой школы уже вышло много олимпийских чемпионов. Это и обидно: они-то переняли наш опыт. Поэтому нам надо все это восстановить и, может, даже улучшить.

– Биатлон на Играх в Ванкувере смотрите в полном объеме?

– Да, только не все напрямую. Я же вижу все гонки немного не так, как обычные зрители. Если болельщикам интересно, кто какое место займет, меня больше увлекают разные нюансы: техническая сторона, индивидуальные возможности спортсмена.

– Почему наши биатлонисты стартовали неудачно? (Интервью прошло еще до того, как наш Евгений Устюгов «размочил»-таки счет нашим медалям в биатлоне. А потом «золото» в эстафетной гонке выиграли и наши девчонки. – Прим. авт.)

– Команда выглядит слегка уставшей. Надо было не выступать на этапе Кубка мира в Антхольце. Бьорндален пропускал эти этапы – было видно, что он целенаправленно готовится к Олимпиаде. Тем более он возрастной, восстанавливаться ему тяжелее. Именно в этом ошибка наших тренеров.

– Вы уже закончили выступления в биатлоне, поэтому…

– …Рано меня списываете, рано! Недавно диктор объявил: «Трехкратный олимпийский чемпион Сергей Чепиков!» Вот я и подумал: а может, это знак, может, готовиться к Сочи? (Улыбается.)

– Что ж, Вячеслав Фетисов в хоккее рискнул выйти на лед и в 51 год! Но все-таки сейчас вы не выступаете, поэтому наверняка можете поделиться вещами, которые во время вашей спортивной карьеры были тайной. Например, секретами настроя на гонки. Были они у вас?

– Знаете, я давно уже понял: настраиваться не надо, это искусственно. Зачем загонять свой мозг в какие-то рамки? Лучше-то все равно не пробежишь. Главное – сконцентрироваться, не распылять энергию перед стартом. Не болтаться, лишний раз не разговаривать. Больше ничего не придумаешь. А волнение – на Олимпийских играх оно всегда. Ничего, это хорошо. Чуть-чуть адреналинчику в кровь тоже не помешает. Этого ощущения, кстати, не хватает многим бывшим спортсменам. Вот Армстронг, великий велогонщик. Деньги есть, слава есть, а все равно тянет участвовать в гонках. Все-таки приятно находиться в хорошей спортивной форме, когда нет лишнего жира, когда в любой момент можешь ускориться. У меня был такой период, когда себя немного запустил. Но сейчас стараюсь заниматься на тренажерах, плавать в бассейне. На лыжах катаюсь. Но не по кругу, не на скорость – для удовольствия. Приезжаю на дачу, беру лыжи и иду часа два-три, например, по следам снегохода.

– Министр Нургалиев вам как-то «макарова» подарил. Стреляли из него?

– Нет, пока ни разу. Я и за карьеру уже настрелялся. Представьте, около семи тысяч выстрелов в год! А сейчас у меня и винтовки-то своей нет, не из чего стрелять. Из «макарова» я бы и пострелял – а где патроны взять? Не так и просто… Пострелять-то я люблю. Вот недавно на отдыхе в Турции попробовал стрельбу из лука. Интересный вид, чем-то на биатлон похож. Там тренировка и нервной системы, и зрения. Стрельба вообще для зрения хороша. Сейчас хочу купить себе лук, стрелять уже дома.

– Знаю, что вы и велосипеды очень уважаете.

– Ну да: и велосипед, и байдарки. Стараюсь заниматься отличными от лыж видами спорта, чтобы было меньше нагрузки на суставы. А на велосипедах и правда езжу часто – и на шоссейных, и на горных.

– Какое самое необычное место, где приходилось бывать на велосипеде?

– Да такого, чтоб необычное, и не было, наверное… Вот на лыжах было. Мы к Олимпиаде в Лиллехаммере готовились на высоте 2300 метров. Туда даже машины не доезжали! Довозили нас на высоту в полтора километра, а дальше мы с вещами добирались на снегоходах. Интересно, конечно. Живешь в мире, где нет автомобилей, яркое-яркое солнце, Альпы… Меня часто спрашивают: «Тренироваться-то тяжело?» А что тяжелого? Места сплошь курортные: Рамзау, Северная Тироль – красота! А если серьезно, там и правда есть, чем полюбоваться. У нас же не все тренировки были интенсивные, были и такие, на которых не нужно ускоряться. Идешь часа два, любуешься. Вообще хотел бы как-нибудь сделать турне по местам своих соревнований, еще раз все это посмотреть. Можно даже не зимой, а летом.

– Не секрет, что вы любите глубокие книги. Кого читаете сейчас?

– Кнута Гамсуна, это норвежский писатель. Сейчас перечитываю два его романа – «Последняя отрада» и «Последняя глава». Раньше всегда читал по несколько книг сразу. Но это философские произведения, на них нужно много времени. Сейчас у меня его меньше. Говорят, что у спортсменов мало времени на самообразование, но я раньше всегда брал с собой на сборы книг пять. Между тренировками времени много, без литературы тяжело. Если у меня заканчивались книги, это было настоящей трагедией: купить негде, а по команде пойдешь – так там все что-нибудь легкое читают.

– Марсель Пруст когда-то сказал: «В жизни встречается очень немного легких успехов и окончательных неудач». Согласны?

– Очень немного легких успехов и окончательных неудач… Ну, в чем-то согласен. Но часто видишь, как успех приходит к кому-то легко, играючи, на кураже. А тот, кто сильно перенапряжен, проигрывает. Жизнь – она же, как в фильме «Форрест Гамп», «легкая, как перышко». Помните, там главный герой занимался чем-то, потом раз – и переключился на что-то другое, с настольного тенниса на бег, например. Жизнь – творчество, и спорт тоже творчество. А неудачи… Они заставляют проанализировать свои действия, закалить характер. Если б одни успехи, что бы мы были тогда за люди? (Смеется.)

– Можете назвать Олимпиаду, на которой вы выступали с особенным куражом?

– Наверное, это первая – в Калгари. На ней было легче всего, ответственности было не так много, как на других Играх. Вот в Лиллехаммере я был знаменосцем – огромная обязанность. А в Калгари приехал в 21 год дебютантом. Помню, я испытывал определенные чувства к одной канадке. Она работала в баре, и я до 12 ночи просидел там с ней. А утром мы бежали эстафету и стали чемпионами. И я показал лучшее время! А среди соперников был, например, немец Франк-Петер Рёч, он на той же Олимпиаде выиграл два «золота»… Да, это была какая-то легкость.

– Правда, что перед той эстафетой вы в автобусе все вместе запели «Катюшу»?

– Вроде больше 20 лет уже прошло, а до сих пор это хорошо помню. Едем в микроавтобусе, солнышко такое. И вдруг наш тренер Александр Васильевич Привалов говорит: «А не запеть ли нам что-нибудь?» А он вообще очень хорошо поет, всегда распевали что-нибудь все вместе на днях рождения. И вот он начал петь «Катюшу» высоким тембром. Все подхватили, а я сижу такой суровый. Казалось: важный старт, а тут какие-то песни. Но настроение сразу сменилось, напряжение пропало. Мне тогда доверили второй этап. Отбежал его и сразу закрылся в кабинке, где все переодевались. Так и сидел там до конца гонки, волновался, не хотел участвовать во всем, что творилось вокруг. Вышел только после финиша.

– Вы и сейчас музыкой увлекаетесь. Уроки пения брали, виниловые пластинки собираете. Много, кстати, таких записей, которые хочется получить в коллекцию?

– Я не очень сильно увлекаюсь коллекционированием. Слушаю «винил» из-за качества звучания. Сейчас же музыка на каких только носителях не играет, даже и диски теперь не нужны. Но пластинки – это совсем другое. Включишь – и как будто Вертинский у тебя дома.

Никита СОКОЛОВ 

http://www.tribuna.ru/articles/2010/02/25/article4706/

 
created by neonix 2005