27.03.2017

Вход

Реклама

Четырехкратный чемпион мира среди юниоров Антон Шипулин проводит второй сезон в основной сборной России и вместе с командой поедет на Олимпиаду в Ванкувер. В интервью сайту СБР Антон благодарит тренеров, восхищается Бьорндаленом и скучает по борщам, а также объясняет, почему не читает перед гонкой.


Четырехкратный чемпион мира среди юниоров Антон Шипулин проводит второй сезон в основной сборной России и вместе с командой поедет на Олимпиаду в Ванкувер. В интервью сайту СБР Антон благодарит тренеров, восхищается Бьорндаленом и скучает по борщам, а также объясняет, почему не читает перед гонкой

УРОК АНГЛИЙСКОГО

– Вы проводите второй сезон в основной сборной – в этом году чувствуете себя увереннее, чем в прошлом?

– Конечно. Спасибо тренерам, которые поверили в меня и взяли в команду, хотя я в прошлом году даже по результатам не проходил. Вообще намного легче выступать второй сезон – уже знаешь, как готовиться, и в команде уже притерся как-то. И уже в сезоне попробовал побегать с такими зверями, как Бьорндален.


– Уважаете?

– Бьорндален – звезда мирового биатлона, король лыжного хода. Он много побеждал, создал себе большое имя в биатлоне. Я на него смотрю снизу вверх.


– Интересно было бы с ним поболтать?

– Мы с иностранными спортсменами особо не общаемся, так – привет-пока, как бежал, как стрелял – задаем друг другу банальные вопросы. Может, из-за языкового барьера не получается...

– Надо учить английский.

– Какие-то простые вещи я могу понять и объяснить, а так, чтобы подробно рассказать и правильными фразами свободно общаться – да, надо учить. И желание есть. Только бы лень подальше спрятать.

– Вы ленивый?

– В чем-то да. Например, в изучении английского (смеется).


ЗИМНЕЕ ВРЕМЯ

– Почти половина сезона позади – как себя оцениваете?

– До нового года мне было тяжеловато: еще не чувствовал скорость. Но с каждым стартом набирал форму, и вот в Поклюке, в Ижевске побежал быстрее. Остался я доволен и своими результатами в Оберхофе, Рупольдинге и Антхольце. Можно, наверное, было где-то и получше выступить, но после драки кулаками не машут.


– Похоже, вы не «декабрист» – когда наступает ваше время в сезоне?

– Раньше я отмечал, что пик формы приходится на конец января – начало февраля, на период юниорских чемпионатов Европы и мира. Бывало, надо отбираться в декабре, а я еще не мог быстро бежать, но с отбором все же справлялся, а потом, перед соревнованиями, чувствовал, что форма набирается.

– В юниорах вы показывали фантастические результаты, однако переход во взрослый биатлон дался вам непросто.

– Да, в прошлом году было очень тяжело. Трудно было смотреть, как вчерашние мои соперники, которых я легко обыгрывал – Доминик Ландертингер, Мартин Фуркад, хорошо себя проявили, а я остался позади. Я много с кем говорил на эту тему, и тренер меня успокаивал, и мои близкие объясняли, что не у всех этот переход проходит быстро и безболезненно. Убеждали не расстраиваться: через год-два адаптируешься, и все будет намного лучше. Плюс еще поработали с психологами.

– Специалисты оказались полезны?

– На предсезонных сборах у нас было три встречи, и мне очень понравилось с ними работать. Они меня успокоили, нацелили на будущее, дали какие-то упражнения. Хотел бы в Москве найти возможность с ними встретиться. Не обязательно созваниваться каждый день – достаточно раз-два в месяц с ними поговорить, они дадут установку и вперед!

– Как думаете, почему Фуркаду и Ландертингеру переход во взрослый спорт дался легче, чем вам?

– Точно этого не понять, потому что у них своя подготовка, а у нас – своя. У меня же нет возможности посмотреть, что они делают такого особенного, чтобы быстро перестроиться на взрослый уровень? Но скажу одно: им во многом легче из-за того, что они еще юниорами имели возможность бегать на этапах Кубка мира. Когда они окончательно перешли во взрослые, то уже знали, что их ждет, с кем им придется сражаться.

– В этом сезоне вы дебютировали в эстафете – довольны собой?

– Я очень обрадовался, что мне доверили бежать этап, но в то же время чувствовал огромную ответственность, поэтому мысли о гонке меня угнетали. В дебютной эстафете я остался доволен «лежкой» и ходом пошел неплохо, а вот стоя мог бы и лучше стрелять. Плюс еще установка не закрылась. То, что организаторы вычли восемь секунд, меня не спасло. Если бы те же восемь секунд я имел на трассе, то видел бы спины соперников и, возможно, быстрее пробежал бы последний круг. А так я уходил в 40 или 50 секундах за лидером, никого впереди не видел и расстроился, что еле-еле восемью патронами закрыл пять мишеней.

– Тренеры определили вас на второй этап эстафеты, а какой больше нравится вам?

– В юношах я бегал первые этапы. Всегда у меня здорово получалось, всегда передавал эстафету первым, в редких случаях – вторым. Помню, на чемпионате мира как-то выигрывал первый этап, когда даже не в лучшей форме был – мне нравилось видеть соперника, бороться, понимать, кто где. На юниорских соревнованиях тренеры стали ставить меня часто на второй этап – считали, что он у меня хорошо получается. Так что три года я постоянно бегал второй этап.

– Как проводите свободное время?

– На сборах – это обычно горизонтальное положение с ноутбуком, ну и пообщаться с ребятами. Тяжелые тренировки выматывают, нужно отдыхать, восстанавливать силы. Еще я люблю фильмы смотреть – кажется, уже все интересное пересмотрел. Например, если гонка вечером, нужно же чем-то до старта время занять? Проснулся, позавтракал, потом можно было бы пойти погулять, но нельзя – надо аккумулировать энергию в себе. В телевизоре русских каналов нет, смотреть нечего. Лазить по интернету – значит глаза напрягать, а перед гонкой лучше их поберечь, не перенапрягать. То же самое и с книгами. Как-то я читал перед тренировкой, вышел на стадион – глаза слезятся.


СТАРШАЯ СЕСТРА

– Ваша старшая сестра Анастасия Кузьмина тоже успешная биатлонистка – вы вслед за ней в биатлон пошли?

– Да! Настенька – сестричка моя любимая! Помню, когда впервые увидел у нее винтовку в руках, сразу захотел заниматься биатлоном. С тех пор всегда брал пример с Насти: она старше, поэтому раньше начала ездить на соревнования. Мне так хотелось повторить ее результаты, что я старался сделать все, чтобы подняться на ее уровень. Отчасти благодаря ей я сейчас в сборной команде. Настя дает мне очень много советов: все-таки она старшая сестра и более опытная биатлонистка, чем я. Общаемся мы в основном на этапах Кубка мира, иногда пересекаемся на сборах. Бывает, по два-три дня провожу у нее или она у меня – пока не наговоримся.

– Как вы восприняли ее решение выступать за сборную Словакии?

– Настя моя сестра и любое ее решение я одобряю. Вопрос состоял в том, чтобы переезжать с мужем в Словакию и воспитывать ребенка в Европе. Муж Насти – бывший русский, жил в Словакии уже 10 лет. Конечно, было очень много неприятных вопросов, но я всегда поддерживал ее, радовался, когда у нее в прошлом году появились результаты. Может, если бы Настя осталась в России, все сложилось бы по-другому. В Словакии нет жесткой конкуренции – она спокойно готовится с мужем, он ее спарринг-партнер. Для ее характера так лучше. Главное для Насти – беречь свои нервы, поэтому я очень рад, что все получилось именно так.

– Переживали, наверное, когда недавно Настя руку сломала.

– Да, конечно, но это же не трагедия, а всего минус две недели в соревновательном периоде. Может, это даже к лучшему: она сейчас отдохнет и потом выступит лучше, чем могла бы? До Олимпиады осталось не так много времени и надо разгоняться по мере сил. Настенька молодец, с ее волей, характером она быстро поправится.

– Вы уже обратный отсчет до Олимпиады начали?

– Для меня в этом году было бы грандиозным событием хотя бы просто съездить на Олимпиаду, а сейчас я понимаю, что можно там и побороться. Аппетит приходит во время еды. Сейчас я чувствую себя спокойнее, чем в декабре, когда нужно было отбираться и набирать очки. Теперь мой результат говорит сам за себя.

– Во взрослой команде – в этом году или в прошлом – вас учили чему-то новому?

– Готовиться со сборной командой страны – это уже новый урок каждый день. В нашем виде спорта тянешься к тому, с кем тренируешься. И, если человек тебя сильнее, то и ты можешь поднять свой уровень.


– Вы живете в одном номере с Виктором Васильевым. Успели подружиться?

– Ну, во-первых, мы с Витей знакомы с самого детства: помню, бежали на соревнованиях еще лет в 16, начали тогда конкурировать друг с другом, ездили на все юниорские чемпионаты мира и Европы. С того момента начали очень тесно общаться, мы ровесники, нам всегда есть о чем поговорить, что вспомнить. Витя самый лучший сосед. Мы друг другу не надоедаем, не мешаем. Хотя есть такие люди, с которыми живешь неделю, а они уже начинают раздражать.


– Виктор – ярый фанат «Спартака». Вы с ним за компанию не болеете?

– Нет, меня вообще футбол мало интересует. Могу посмотреть чемпионат мира, но не более того.


КРУПНАЯ РЫБА

– Какой город вам нравится больше других?

– Екатеринбург. Вообще я родился в Тюмени, летом защитил в местном институте диплом. Но лет пять назад тренер Владимир Путров предложил мне выступать за Екатеринбург. Первое время я там только числился: после сборов все равно ездил в Тюмень, к родителям. А потом постепенно у меня появились друзья в Екатеринбурге, понравился сам город и как-то меня туда перетянуло. И теперь мне уже в Тюмень не хочется – только если родителей повидать. А Екатеринбург прям родной для меня город.

– Но домой вы тоже заезжаете – как там проводите время?

– Раньше очень часто с папой на рыбалку ходили. Правда, последнее время уже давно не выбирались. Последние два года мы с отцом ездили на квадроциклах на озера. Иногда на пути встречались небольшие речушки, которые не получалось объехать: мы брали топоры, рубили деревья, чтобы перескочить речку, потом еще пробирались по болотам, прежде чем добраться до воды. В общем, чем запретнее плод, тем он слаще.

– Рыбу ловите на удочку?

– Ну, ловить сетью – это браконьерство, да и неинтересно. Тут ведь важен сам процесс: насадил червя, закинул удочку, оп-па – клюет, и давай, вытаскивай! А еще если рыба большая попадается, то вообще класс!

– Ваш рекорд?

– Килограмма, наверное, два, не больше. Каких-то супергигантов мне не попадалось. Очень много браконьеров с сетями – из-за этого рыбы не так много, чтобы поймать трехметрового сома.

– Мама с вами на рыбалку не ходит?

– Нет, она потом рыбу жарит. Мама вообще сказочно готовит. В Европе скучаю по русской кухне – по борщу, солянке, пельмешкам...
Екатерина Новикова, СБР
 
created by neonix 2005