26.02.2020

Вход

Реклама

Мало теперь найдется тех, кто не слышал его голос с телеэкрана. В год проведения Олимпийских игр и футбольного чемпионата Европы рейтинг спортивных программ на телевидении бил все рекорды.


За трансляциями с арен следили миллионы. Губерниев весь год был в самой гуще спортивных событий. И даже комментировал победный для России финал конкурса «Евровидение-2008».

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА
Дмитрий Губерниев родился 6 октября 1974 года. В детстве занимался различными видами спорта, пока окончательно не остановил свой выбор на академической гребле. Мастер спорта, призер юношеских первенств СССР, чемпион Москвы. Спортивную карьеру завершил из-за травмы. На телевидении с 1995-го. С 2000 года работает на телеканале «Спорт». Ведет программы «Сборная России», «Неделя спорта», «Вести-спорт». Лауреат премии ТЭФИ в номинации «Спортивный комментатор, ведущий спортивной программы».
Дмитрий Губерниев

sp: Сейчас трудно представить какую-либо трансляцию без вашего голоса. А с чего все началось?
Дмитрий Губерниев:
Началось все… в очереди за колбасой в магазине на Речном вокзале.

sp: То есть?
Д.Г.:
Мама в этой самой очереди случайно познакомилась с тренером по академической гребле Людмилой Николаевной Балтрук. Так как я в детстве часто болел, было решено отдать меня в секцию. И Людмила Николаевна тогда сказала: «У меня мальчик болеть не будет! Спорт, как говорится, вылечит». Так оно и получилось.

sp: И сколько вы занимались?
Д.Г.:
Вообще, спортом я занимался столько, сколько себя помню. Сначала отдавал предпочтение хоккею, потом – футболу, затем – лыжам. Все в итоге пересилила академическая гребля. Помню, в 14 лет меня приглашали в московское «Торпедо» попробовать себя футбольным вратарем на одном из турниров. Но я сказал, что занимаюсь греблей, и никуда не пошел. Сейчас, глядишь, вместе со мной «Торпедо» во второй дивизион не вылетело бы.

sp: Но все закончилось…
Д.Г.:
…из-за травмы, полученной на первом курсе института. Пришлось с активным спортом завязать.

sp: Сильно переживали по этому поводу?
Д.Г.:
Еще как! Даже не смотрел Олимпиады с 1992-го по 1996 годы. Думал о том, что сам мог быть на летних Играх в Барселоне или Атланте, и что лишился чего-то очень важного в своей жизни. Сердце сильно болело. Но, оказалось: что ни делается - все к лучшему.

sp: В итоге пошли в журналисты?
Д.Г.:
По окончании института. Телеканал тогда еще ТВЦ объявил о наборе ведущих в выпуски спортивных новостей. Там были нужны новые лица. Я этот конкурс выиграл.

sp: Как на телеканал «Спорт» попали?
Д.Г.:
Летом 2000 года Василий Кикнадзе позвал меня на ВГТРК, где через некоторое время был образован спортивный телеканал, на котором до сих пор и тружусь.

Дмитрий Губерниевsp: Ясно, что за столько лет работы комментатором вы много где побывали. Есть ли места, которые еще не удалось посетить?
Д.Г.:
Конечно! Например, я ни разу не был в Южной Америке и Африке. Но у меня вообще как-то так получается, что любая поездка – это не столько визит в страну, сколько именно на соревнования. Могу, конечно, что-то посмотреть, но это настолько вялотекущий процесс…

sp: В каких странах в Старом Свете вы еще не были?
Д.Г.:
Конечно. Сейчас, навскидку, приходят на ум Португалия, Польша, Норвегия и Финляндия…

sp: Насчет двух последних - серьезно?! Ведь там постоянно проходят соревнования по лыжным гонкам и биатлону, которые вы комментируете на телевидении.
Д.Г.:
Вполне серьезно. Думаю, еще смогу в них побывать. По лыжным и биатлонным делам неоднократно ездил в Швецию, Италию, Германию, Австрию. Мне как-то везло на то, что именно там часто проводятся чемпионаты мира. Равно как и по санному спорту и бобслею. Также в этот ряд поставлю и Швейцарию, где также комментировал и состязания по гребле.

sp: Наша страна – красивая, и никакая Турция не сможет сравниться с ней в этом смысле. Согласны?
Д.Г.:
На все 100! Помню, в марте прошлого года я вместе с президентом нашей Федерации лыжных гонок Владимиром Логиновым летел из Японии, где проходил чемпионат мира. И практически над всей территорией России, где мы летели, была ясная погода. Мы хорошо видели великие сибирские реки, знаменитые горы, сопки. Я получил тогда колоссальное удовольствие. Вот ты летишь и на протяжении добрых шести часов просто смотришь на эту красоту. В жизни не получал такого кайфа!

sp: А где лично были? Не имею в виду Подмосковье, а какие-нибудь места подальше от МКАД.
Д.Г.:
Самое далекое – это Магадан. Причем однажды прилетел туда всего на одни сутки, но самолету не дали посадку, и пришлось 7 часов провести в Якутске. В Магадан прилетел только в 11 вечера, а в 8 утра уже улетел обратно в Москву.

sp: Что там делали?
Д.Г.:
Я дружу с Еленой Вяльбе, нашей прославленной спортсменкой, и мы проводим там ее лыжню. В Магадане очень приветливый и удивительный народ. В то же время мне показали зону, где сидели Георгий Жженов, Михаил Танич. Там места одновременно святые и страшные. На меня это произвело неизгладимое впечатление.
Дмитрий Губерниев

sp: Ну, а Ханты-Мансийск вообще, наверное, можно назвать вашим чуть ли не вторым родным домом?
Д.Г.:
Действительно, бываю в нем очень часто. Причем не только по биатлонным делам. Там я дружу с руководителями региона, провожу различные мероприятия. Ханты-Мансийск мне близок и дорог.

sp: Я тут вашу фразу вспомнил из одного репортажа с соревнований по биатлону: «Постучу три раза по дереву, а так как в комментаторской кабине все из пластика, то…
Д.Г.:
…постучу по своей голове». Ну, надо же было по чему-то стучать. Импровизация всегда присутствует. Комментарий – это же не рассказ под написанный текст. Как говорится, что вижу, о том и вещаю. Или – что не вижу. Как-то раз я вел репортаж из Москвы, и видеосигнал прервался. Поставили резервные картинки, планы зрителей. И где-то минут двадцать я комментировал этап Кубка мира по биатлону в радийном режиме. Слава богу, компьютер работал. И мы выкрутились! Мне так понравилось комментировать в столь экзотичном формате, что я даже немного расстроился, когда видеосигнал появился.

sp: Говорят, что настоящая Мекка биатлона – Германия…
Д.Г.:
Вне всяких сомнений! Там этот вид спорта чуть ли не популярнее футбола. На стадионах и вдоль трассы в Рупольдинге или Оберхофе собирается по 100 тысяч человек. Я сам видел, как люди в обморок падали. Как от голода и холода, так и от напряжения. Все места на стоячих трибунах заняты, и уйти практически невозможно. Твое место сразу же займет кто-нибудь другой. Вот и стоят все. В туалет хочется, а нельзя. Глинтвейн пьют, чтобы окончательно не замерзнуть, да и пиво по традиции в почете. При этом немцы приходят на стадион чуть ли не за пять часов до старта.

sp: Лыжный спорт где наиболее популярен?
Д.Г.:
Тут вряд ли кто-то сможет всерьез конкурировать со Швецией, Норвегией и Финляндией.

sp: А академическая гребля?
Д.Г.:
Особняком здесь стоит швейцарский Люцерн. Семь лет назад я там был на чемпионате мира, и мы с оператором 500 метров шли около часа! Народу было как на финале футбольной Лиги чемпионов! В этой Мекке гребли проходит знаменитая регата. И тогда она совпала с первенством планеты. Яблоку, как говорится, негде было упасть. Кстати, заодно я посетил знаменитую гору Пилатус, где прокатился на тамошней летней саночной трассе и во второй попытке установил рекорд скорости. Потому что я упал, меня выбросило за пределы трассы, и очень сильно ушиб ногу. Хорошо хоть, что не голову. А то бы вообще убился. И врач нашей гребной сборной меня спасал. В другой раз в швейцарском же Санкт-Морице катался на бобе. Плохо размялся, и позвоночник, образно выражаясь, едва не провалился в трусы. Сначала в ритм въехал, по сторонам головой вертел, а потом, как четырехкратные перегрузки начались, понял, что дело плохо. Но спина выдержала, слава богу. Было любопытно, как вы сказали раньше, влезть в шкуру спортсмена. И спускался я, кстати, не один, а в компании с Вячеславом Фетисовым и Дмитрием Чернышенко, президентом оргкомитета «Сочи-2014». Даже дома у меня есть кадры эти бессмертные.

sp: Пекин во время Олимпиады разглядеть успели?
Д.Г.:
Знаете, я ни разу не прогулялся по улицам больше двух километров. Потому что там была страшная жара! Плохо переносил акклиматизацию, и Пекин видел, в основном, из окна автомобиля или автобуса. Даже по Великой китайской стене так и не прошелся. Приятное - организована Олимпиада была блестяще. Вернулся оттуда абсолютно счастливым человеком. Мне удалось прокомментировать те виды спорта, которые и сам хотел. Плюс – церемонии открытия и закрытия Игр. Я, можно сказать, был соучастником исторических побед гребца Максима Опалева и пловчихи Ларисы Ильченко. Лично видел и комментировал все до одного успехи американца Майкла Фелпса. Жаль, нашего «золота» в классическом плавании не дождался. Но, надеюсь, что через 4 года в Лондоне это увижу.
Дмитрий Губерниев

sp: Поразили церемонии открытия и закрытия Игр?
Д.Г.:
Да, конечно. Закрытие – в меньшей степени, а вот открытие было однозначно самым лучшим. Многое, кстати, было взято у нас из того, что мы делали в 1980 году. Лондон вряд ли будет стараться превзойти Пекин в 2012 году, потому что это бесполезно.

sp: А как же эффектное открытие Олимпиады в Афинах 4 года назад – с богами, богинями, колесницами…?
Д.Г.:
Нет, по красочности Пекин все равно выше. В Китае была очень дорогая Олимпиада. В отличие от Греции. Китайцы все сделали мощнее, размашистее, красивее, талантливее, с моей точки зрения. В том числе и на церемонии открытия. Будем ждать, что покажет теперь в 2010 году канадский Ванкувер.

sp: Действительно в Пекине все подряд ездят на велосипедах?
Д.Г.:
Да. Но полгода назад я был в Нидерландах, на чемпионате Европы по плаванию. Вот там велосипедистов было так много! А какие у них классные велосипедные дорожки! Меня это очень сильно поразило. А зимой там, говорят, когда замерзают каналы, люди повсеместно на коньках рассекают.

sp: Сами пробовали, образно говоря, влезть в шкуру спортсменов – встать на лыжи, взять в руки винтовку, сесть в сани, боб или лодку?
Д.Г.:
Из винтовки стрелял, на лыжах ездил. На крупных соревнованиях постоянно устраивают забеги для журналистов. Но я в них участия не принимаю, потому что не получается из-за работы. То одно надо сделать, то другое…

sp: В ледовое шоу как попали?
Д.Г.:
Это было предложение генерального директора телеканала «Россия» Антона Златопольского. Он связался с нашим генеральным директором Василием Кикнадзе, и они вместе посчитали, что для пользы дела нужно, чтобы я там поработал. Я и работаю, и совсем не жалею об этом.

sp: Долго раздумывали?
Д.Г.:
Сначала отказался, потому что съемки у нас по понедельникам, а в этот день в прямом эфире выходит «Неделя спорта». Но у нас есть Алексей Попов, который сейчас и за себя, и за того, как говорится, парня. А я вернусь в любимую программу в январе.

sp: Но ведь фигурное катание – не ваш вид спорта…
Д.Г.:
Я думал о том, как все сделать лучше. Поэтому и комментирую не фигурное катание, а именно шоу. В этом вся разница. Хотя когда Елена Анатольевна Чайковская говорит, что ей нравится, для меня это значит, поверьте, немало. И потом, посмотрите, как существенно возросли в последнее время продажи коньков среди наших соотечественников. Во многом благодаря как раз ледовым телевизионным проектам.

sp: Кстати, как, по-вашему, Сочи проведет в 2014 году зимнюю Олимпиаду?
Д.Г.:
Думаю, что хорошо. Нам ничего другого и не остается. Я как-то и не сомневаюсь в этом.

sp: Сможем переплюнуть китайцев?
Д.Г.:
А зачем? Не надо никого переплевывать! А просто нужно все сделать достойно. Тем более что зимние Игры не столь масштабны, как летние. Лично мне они, кстати, чуть-чуть ближе.

Текст Валерий Константинов
Фото предоставлено телеканалом «Спорт»



SPORT prospekt, № 10/Декабрь 2008 г.
http://news.gorod55.ru/sport/?id=15905
 
created by neonix 2005